Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
«Роом страдает неврозом…»
О восприятии Эйзенштейном творчества Роома

Вот как определяет Эйзенштейн основу творчества Роома:

«Роом страдает неврозом — не знаю точно, как обозначаемым наукой — наслаждения отвратительным, преимущественно связанным с процессом принятия и отбрасыванья пищи („неаппетитная“ еда, рвота, пачканье себя едой и пр.) и уродливостью в отношении физических нарушений норм, особенно в области „фактуры“ (кожных и прочих покровов — лишаи, уродства, накожные болезни и, наконец, вшивые растерзанные лохмотья ‹…›). Ощущение отвратительного базируется на ощущении хаотичного...»

Отвратительное относится к сфере шокового аттракционного воздействия, и Эйзенштейн подчеркивает, что аттракционность здесь вполне проявлена и имеет выраженную рефлексологическую основу. И все же «метод» Роома неприемлем для Эйзенштейна именно в силу своей бесформенности, как он выражается в статье, — «недосублимированности». Действительно, то, что описывает Эйзенштейн, — это инфантильная форма проявления сексуальности, связанная с поеданием объекта влечения, «с типом любви, сочетаемым с уничтожением всякого отдельного существования объекта». Речь идет, по существу, о непреодоленном инфантильном садизме. Непреодоленность инфантильной стадии заключается как раз в отсутствии формы, в расползающейся, гнусной природе рвотной массы и лишаев, о которых пишет Эйзенштейн.

Отвращение — важный этап в становлении фетишиста. Это отвращение по отношению к женским гениталиям, вид которых напоминает об угрозе кастрации. У фетишиста отвращение, связанное с бесформенностью, быстро преодолевается окостеневшей формой фетиша — блеском кожи узкого носка туфли. У Роома отвратительное сохраняется и не подвергается оформлению, то есть сублимации:

«Роом, соблазненный близостью и обилием набранн[ых], якобы из утилитарных мотивов, волнующих его материалов, не подчинил их сублимационному процессу и поставленному себе заданию, а наоборот — подпал этому соблазну и двинул по иному пути — по линии удовлетворения невроза в формах создаваемого им фильма, а не преодоления невротического начала.

И в этом вся трагедия».

Кулешов и Роом — выразители двух неприемлемых для Эйзенштейна типов режиссуры, которым он противопоставляет третий тип. К этому третьему типу относятся Гриффит, Штрогейм и сам Эйзенштейн:

«Мощность и захват их произведений идет, конечно, за счет громадных изъянов и искажений в первичной нервной их основе.

Ярко выраженная форма сублимированного садизма отмечает формальную сторону их работ, делая их ни с чем не сравнимыми по потрясающему эффекту.

Жестокость и беспощадность — садизм, основной невроз, необходимый режиссеру вообще — режиссер в ряду сублиматов садизма стоит рядом с хирургом и рядом с... мясником».

Эта декларация — одна из наиболее шокирующих деклараций Эйзенштейна-теоретика.

Ямпольский М. Сублимация как формообразование (Заметки об одной неопубликованной статье Сергея Эйзенштейна) // Киноведческие записки. 1999. № 43.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera