Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Отсутствие актуальности
Рецензия Владимира Недоброво

Нет необходимости доказывать отсутствие актуальности для нашего времени в теме пушкинского «Станционного смотрителя». Это ясно так же, как ясен принципиальный вопрос об инсценировке в кино произведений художественной литературы, интересных лишь своеобразной вычурностью формальной постройки автора в первую голову — элемент в кино не переносимый — а уж потом только тем, что этой отделкой обрамлено — элемент, переносимый через схему сценария. Обычно в таких случаях мыслимы два исхода — искажение до неузнаваемости первоисточника в угоду целям кинематографическим или — наоборот. Здесь мы имеем дело скорее со вторым положением, но кончившемся для экрана неожиданно благополучно. Сценарное изменение фабулы пошло не по линии введения необходимых привходящих (отсутствующих у автора) моментов, но по пути мельчайшей детализации и уточнения кинематографически основной мысли, заменивших собою стилистические особенности (иной вариант финала не в счет, ибо здесь он логически вытекает из сценария). С этой стороны настоящая фильма благополучна. Хуже обстоит дело с основным. Отсутствие социальной перспективы в подаче центрального пункта содержания приводит к тому, что классовость противоречий у героев сведена на нет совершенно. Пример — тот же гусар выглядит гораздо живее и правдивей в идиллической обстановке мнимой болезни, нежели во второй половине ленты и обратно — Дуня куда более естественнее и типичнее в городе на положении любовницы Минского, чем в роли дочери смотрителя. Это существеннейший недостаток, ибо будь тема подана в другом аспекте — фильма имела бы несомненную идеологическую значимость и интерес. Оставаясь же в таком положении —выдержанном в тонах пушкинского произведения — она, естественно, не может быть названа фильмой, объективно рисующей истинное положение вещей того времени. То же, чем в этой постановке мы действительно можем гордиться — это ее чисто кинематографическая часть. Первое впечатление — это сравнение ее с хорошей бытовой немецкой фильмой. Внимание к мелочам, любовное и тщательное выделение мельчайших, кажущихся на первый взгляд незначительными, подробностей, чуткая работа над компоновкой каждого кадра — делают фильму в этом отношении совершенной. До сих пор такой работой советская кинематография почти не могла похвастаться. Другой «кит» ленты — это, несомненно, Москвин. Реализм его игры, перенесение на экран своих классических (пускай, может быть, в кино и не совсем уместных) методов, интерпретация отдельных, если не всех, моментов (чаепитие, «понюшка», сцены среди гусаров, финал и пр.) держат зрителя в состоянии сильнейшего эмоционального заражения и глубоко эффектны. Лишним было бы даже говорить о выдержанности фильмы в отношении сохранения стиля эпохи, о превосходной работе оператора, монтаже, надписях... Если бы не досадная неустойчивость некоторых частностей от содержания, то «Коллежского регистратора» можно было бы считать безукоризненной советской постановкой.

Недоброво В. Коллежский регистратор // Жизнь искусства. 1925. № 40.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera