Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Римский патриций
На съемках «Праздник святого Йоргена»

У «купеческого сына» Якова Протазанова была внешность римского патриция.
Глядя на его высокую гибкую фигуру, на правильные, почти классические черты моложавого лица, я вспомнил едкую полемическую шутку Маяковского:
— Кинематографии еще не было, а уже был Протазанов...
Римский патриций в безукоризненной парижской пижаме стоял под пальмой ялтинской дачи и иронически улыбался:
— Ну и натворили вы нам хлопот своей телеграммой!
Было раннее влажное утро, над рыжими холмами вились дымки тумана. Ялта еще спала. За пыльным шоссе, почти рядом, чуть слышно дышало теплое море.
— В телеграмме вы советовали «поджечь церковь Йоргена», ассистент Бронштейн в этот день получал в Симферополе винтовки... Представляете, какая кутерьма началась у районного начальства?
Протазанов откровенно смеялся красивым золотозубым ртом.
— Прошло несколько часов, пока недоразумение выяснилось — винтовки нужны для съемок, а «пожар церкви» — сценарный совет нового литературного руководителя студии... Что же касается таинственного злоумышленника Йоргена, то...
Протазанов оглянулся, услышав смех за своей спиной.
— ...то вот он и сам — святой Йорген.
В окне дачи стоял актер Кторов в изящном светлом костюме, на тонком лице его была язвительная усмешка, он картинно кланялся — все уже знали об инциденте с телеграммой.
— Сегодня, — все еще улыбаясь, сказал Протазанов, — снимаем у той самой церкви.
...Через несколько часов Протазанов стоял перед входом в старую армянскую церковь и задумчиво смотрел вниз на тысячную толпу «богомольцев», кипевшую на огромной лестнице церкви и на площади перед ней.
Рядом с режиссером стоял Анатолий Кторов в длинном шелковом одеянии, с терновым венцом на голове и, играя озорными глазами, смиренно прикладывал руку то к левой, то к правой стороне груди, репетируя «явление святого народу». Шла съемка немого фильма «Праздник святого Йоргена», авторами сценария которого были Я. Протазанов и О. Леонидов.
Воодушевить для сложной массовой сцены пеструю толпу статистов, наскоро собранных в Ялте из местных огородниц и осевших в двадцатых годах на юге «бывших людей», было делом нелегким.
«Богомольцы» должны были требовать от Кторова-Йоргена «чуда», чтобы окончательно поверить в его воскресение. Но большинство из них проявляло полное равнодушие к судьбе неизвестного святого. Зато обедневшие генеральши и бывшие владельцы частных пансионов вкладывали слишком много религиозного экстаза и подозрительной требовательности в реплику:
— Чуда! Мы требуем чуда!..
Стоял нестройный гул, ассистенты и помрежи выбивались из сил, переходя от группы к группе и стараясь по частям организовать массовку.
— Внимание, товарищи! — раздался голос Протазанова, усиленный мегафоном. — Хочу рассказать анекдот...
Толпа затихла. Яков Александрович просто, по-домашнему острил. Его слушали с удовольствием. Режиссер завоевывал массовку шуткой.
Почувствовав, что контакт завязался, Протазанов незаметно для слушателей переключил их внимание на сцену, которую нужно было снять. Очень коротко раскрыл смысл эпизода. Добродушно пожаловался на крымскую жару, в которой приходится снимать такую ответственную сцену. И неожиданно серьезно и строго скомандовал:
— Приготовились! Репетируем! Начали!
Было наслаждением следить за тем, как овладел Протазанов сначала симпатией тысячной толпы, потом заставил ее заинтересоваться ходом сцены, индивидуализируя каждую группу или характерный образ «богомольца».
Репетировали долго, упорно: статисты работали охотно, даже с некоторым подъемом, время от времени посмеиваясь над забавными поворотами сцены.
Когда Кторов-Йорген поманил Игоря Ильинского, смешавшегося с толпой «богомольцев», и тот, смешно подпрыгивая на костылях, с постным лицом подошел под благословение «святого», толпа не выдержала, хохот прокатился по ней, как волна прибоя. Пришлось переснимать сцену.
И — странно! — от этого и от других таких же съемочных дней в Ялте, длинных, жарких, тяжелых, осталось впечатление удивительной легкости и блеска. ‹…›
Актеры невольно поддавались обаянию сложной протазановской «легкости», угадывая за нею долгие годы труда и опыта.

Швейцер В. Яков Протазанов // Швейцер В. Диалог с прошлым. М.: Искусство, 1976.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera