Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
К биографии Ханжонкова
Новый ракурс

Драматичная судьба Александра Алексеевича Ханжонкова (1877–1945) неизменно привлекает к себе внимание историков кино, кинематографистов и даже беллетристов. Однако многие ее обстоятельства остаются забытыми, непроясненными или вовсе неизвестными. Авторская версия ханжонковских воспоминаний, оборванная на пороге 1921 г., остается неопубликованной, а личный архив мемуариста весьма скудно документирует его жизнь после этой рубежной даты. ‹…›

После недавней, достаточно неожиданной, находки в фондах Славянской библиотеки в Праге и появился новый угол зрения на последние годы жизни Ханжонкова, которые принято описывать скупо и нейтрально: «В 1941 году Ялту оккупировали немцы. Ханжонков дожил до Дня Победы. Но судьба отмерила ему всего пять месяцев. 26 сентября 1945 года в возрасте 68 лет Александр Алексеевич скончался».

При просмотре подшивки берлинского еженедельника «Новое слово» — известного печатного органа эмиграции, служившего рупором нацистской информации и пропаганды в русской диаспоре европейских стран в 1933–1944 гг., в номере от 20 января 1943 г. нами была обнаружена статья, посвященная судьбе Александра Ханжонкова, в авторстве некоего А. Владимирова (фамилия эта — несомненный псевдоним, к которым прибегали многие сотрудники этого и подобных ему изданий, чьи настоящие имена теперь уже практически не установимы). Текст сопровождался ссылкой на первопубликацию в газете «Голос Крыма», выходившей в Симферополе в годы германской оккупации. Просмотр крымского издания подтвердил, что именно на его страницах увидел свет набросок к биографии ветерана русской кинематографии. ‹…›

Сама по себе перепечатка статьи из «провинциального» издания в берлинской газете была незначительным эпизодом редакционной практики «Нового слова», выступавшего «центральным органом» российской коллаборационистской печати. Однако у идеологов и сотрудников газеты при этом возникли, надо думать, свои виды на героя «самотечного» сюжета. Обнаружение такой замечательной фигуры, как Ханжонков, было несомненной журналистской удачей. Хотел он сам того или нет, но престарелый, забытый всеми кинодеятель представлялся знаковой фигурой, которую можно было экспонировать читателям как жертву советского строя, сохранявшую надежду на возвращение прежних порядков с помощью германских «освободителей»[1].

Через несколько недель после перепечатки статьи о Ханжонкове в берлинской газете Крым посетил ее сотрудник — для подробного освещения достижений «нового порядка» за первый год оккупации и рассказа о тех местных жителях, кто был им облагодетельствован. Одним из них был избран и Ханжонков, которому журналист посвятил небольшой, но емкий по смыслу пассаж. Судя по всему, расчет журналиста строился на продолжении диалога, начатого в местном издании, однако новая встреча не вызвала энтузиазма у его собеседника, и потому все свелось лишь к формальности. Журналист представил ее как случайную встречу во время прогулки по Ялте: «Проходим мимо знаменитой ялтинской киностудии, построенной еще до войны основателем русской кинопромышленности Ханжонковым. Когда-то здесь „крутились“ фильмы с Мозжухиным, Верой Холодной, Полонским. С тех пор эта киностудия мало чем изменилась. Достроен павильон для звуковых съемок. Обшарпались и облиняли старые павильоны. По тротуару, вдоль киностудии пожилая, хорошо сохранившаяся женщина везет в кресле разбитого параличом старика. Это сам Ханжонков, основатель русской кинопромышленности и бывший хозяин этой студии. Советская власть ограбила его. Долгие годы он был „лишенцем“. За что? Коляска, подталкиваемая его женой, везет ограбленного и нищего старика мимо его же собственного предприятия. На секунду он поворачивает голову в сторону своей, прячущейся за деревьями киностудии и вглядывается в нее»[2].

На этом интерес к Ханжонкову в нацистской печати исчерпался, но это не гарантировало ему избавления от других неприятностей. Ныне хорошо известно о том, чем грозило подсоветскому человеку просто пребывание на «временно оккупированной территории», не говоря уже о публичной известности в оккупационной печати. Этих персонажей отслеживали сотрудники СМЕРШа и родственных структур МГБ/КГБ, но Ханжонкову все же посчастливилось не только избежать их пристального внимания, но и сохранить остатки жалких советских привилегий довоенного времени — нищенскую пенсию, скудный паек и т. п. Не следует только думать, что в этом сказался гуманизм «органов» по отношению к больному старику. По-видимому, за другими, более важными делами они его попросту проглядели, а он, «воспользовавшись» этим, «благополучно» скончался в собственной постели и даже удостоился скромных некрологов в советских газетах.

Янгиров Р. К биографии А. А. Ханжонкова: новый ракурс / Янгиров Р. Другое кино // М.: Новое литературное обозрение, 2011.

Примечания

  1. ^ Отметим, что эмиграция, всегда очень чутко реагировавшая на любые свидетельства реставрации дореволюционного прошлого в советской жизни, не обошла вниманием и фигуру Ханжонкова. Даже в конце 1930-х гг., когда таких признаков в сталинском СССР было уже множество, издание воспоминаний старого кинодеятеля обратило на себя внимание рецензентов русского Зарубежья: «Из этой книги мы узнаем, что пионер русского кино здравствует до сих пор, хотя и не занимается своим любимым делом» (Словцов Р. [Н. Калишевич]. Детство русского кино (воспоминания А. А. Ханжонкова) // Последние новости (Париж). 1938. 4 янв. С. 2).
  2. ^ Февр Н. На развалинах большевизма. На Южном берегу // Новое слово (Берлин). 1943. 28 февр. С. 6.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera