Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Дело велось часто нелепо
Из мемуаров экономиста Ивана Озерова

Меня[1] очень интересовала кинематография, а, между тем, русское общество было так мало образованно, так узок был кругозор его, что оно не понимало всего значения кино, и мне приходилось выслушивать нарекания со стороны образованных людей, напр[имер], известного московского адвоката Е. З., что я пошел в такое дело, а, между тем, путем кино можно было перестраивать всю школу и сделать ее воспитательным фактором воли к действию, к творчеству ‹…›. Я об этом много писал ‹…›. У меня была мысль заснять Россию с географической точки зрения, чтобы сделать преподавание географии интересным, возбуждающим к действованию, а то ведь мы спали, а наша школа нас еще более усыпляла. А затем заснять главнейшие исторические эпизоды из нашей истории, чтобы и преподавание истории не было сухой схоластикой, а заснять со всеми бытовыми условиями, чтобы это давало действительную картину истории быта и возбуждало, развивало внимание, как в американских школах. Проектировали составить такой сборник, и я вел усиленную пропаганду, приглашая к себе на просмотр картин, которые могли быть использованы для школы, гр. П. Н. Игнатьева, министра народного просвещения, и он стал сторонником этого и обещал свое полное содействие. Но надо было дело расширить, а Ханженков был маленьким человеком, который боялся, что при расширении дела оно может ускользнуть от него, а он хотел бы быть в нем и богом и царем. В мой же план входила широкая постановка кинематографии, постройка у нас своей пленочной фабрики, изготовление всей аппаратуры, и путем кино можно было бы вести агитацию в широком масштабе ‹…›. Надо было создать большой, лучший театр-кино в Петербурге и устраивать премьеры, приглашая на них и членов Думы и Государственного совета, и членов правительства, и я уже имел согласие одного крупнейшего банка на это финансирование, но Ханженков, как нищий, предпочитал при каждом новом ничтожном выпуске акций обходить с книгой бывших акционеров и предлагать им подписываться на новый выпуск, а надо было акции выпустить на биржу и довести капитал с полутора миллиона до десяти и более. Дело могло бы давать 20% и более. Можно было сделаться монополистом кино в России. ‹…› Дело [Ханжонковым] велось часто нелепо. Например, явилась вдруг нелепая затея устроить охоту на медведя, в которой бы приняли участие выдающиеся русские писатели. Все это было устроено, и медведь приобретен и привязан к дереву, оставалось только бить его, но все писатели так перепились, что никто и не думал об этом, да и что за нелепая идея! Словно русские писатели только тем и занимаются, что охотятся на медведей. Были брошены деньги. Каким-то проходимцам по желанию мадам Ханженковой давались дорогостоящие аппараты и все, что надо для съемки, которые якобы ехали в кругосветное путешествие, и, конечно, никаких картин фирма не получала и аппаратов больше не видала. Ханженкова была энергичная женщина, но с принципом: моему нраву не препятствуй, иначе ты мой враг, и начиналась тогда чисто женская травля ‹…›. Я хотел широко финансировать кинематографическое акционерное общество Ханженкова, думал создать первоклассные кинотеатры в Петербурге и Москве и широкую сеть провинциальных театров ‹…›, зависимую от этого акционерного общества, зависимую в смысле снабжения их картинами от него, кредитом, но для этого надо было утроить, учетверить капитал Ханженкова, а последний был маленький человек и мог вести дело только по-кустарному, ему не дано было плавать по морям, а лишь пускать бумажные лодочки по лужицам, я его знакомил было с крупными финансистами, но он боялся потерять свое большинство при развитии дела, и, конечно, надо правду сказать, он не удержался бы на своем посту. А возможности были ‹…›, можно было иметь монополию кино в своих руках, а это огромное орудие воздействия на общественное мнение. Но, к сожалению, у нас в то время этого почти не сознавали, и когда я убеждал самого умного нашего банкира и самого дальновидного [А. И.] Путилова, он хотя и согласился на первых порах стать акционером общества Ханженкова, но смеялся: пожалуй, по-вашему, говорил он мне, нам следовало бы взять и кафешантаны... Что скажут о банке тогда! Вот каковы были тогда воззрения на кино!»

Озеров И. Мемуары // Вопросы истории. 1997. № 1, № 2. Цит. по: Янгиров Р. К биографии А. А. Ханжонкова: новый ракурс / Рашит Янгиров. Другое кино // М.: Новое литературное обозрение, 2011.

Примечания

  1. ^ Озеров Иван Христофорович (1869 — 1942?) — видный экономист и специалист в области финансового права, член Государственного совета и один из руководителей Русско-Азиатского банка и компании «Ленское золото».
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera