Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
В павильоне Ханжонкова
Из воспоминаний оператора

В 1914 году я работал в Акц. О-ве Ханжонкова с итальянским режиссером, сеньором Луппо, совсем не умеющим говорить по-русски (ранее он служил у Чинеса в Италии). Во время съемки он пользовался услугами переводчицы, которая объяснялась с актерами и оператором. Она же была ассистенткой режиссера и одновременно играла женские роли.

Луппо, подписавший контракт на постановку короткометражных комедий (150 — максимум 250 метров), сам снимался в главных ролях. Получал он 400 руб. в месяц.

При съемке, как общее правило, дублей совершенно не делалось, из 250 м. пленки вырезалось всего 10–15.

Снимали в одном павильоне. Когда перед аппаратом играл сам Луппо и замечал недостатки других, он командовал остановиться, поднимая палец или закрывая объектив рукой.

Из женщин играла артистка Шпор, служившая у Ханжонкова с основания фирмы. Сначала она была на небольших ролях горничных, затем режиссер Чардынин взял ее в работу и через некоторое время она стала знаменитостью.

Артисты и артистки выдвигались женой Ханжонкова, заведывавшей «художественной частью».

Огромную роль играли здесь личные связи.

Для характеристики «домашности» в работе приведу один факт. Ханжонковыми, принимавшими большое участие в сценарной работе, была организована специальная серия картин, названная «Анталек» (по имени владельцев Антонины и Александра). Для оператора съемки ее были «большим счастьем». По окончании я получил медаль с маркой «Пегас».

Надо отдать справедливость Ханжонкову — «экспериментировать» он позволял без всякого ограничения. В то время снимать мы только учились. Я имел возможность брать 5 коробок пленки и ехать с ними в окрестности Москвы. Когда я возвращался и проявлял, Ханжонков спрашивал: «Ну, как»?

«Ничего не вышло» — говорил я.

«Ну, валяйте дальше» — спокойно заканчивал Ханжонков.

Характерный случай из моей операторской деятельности. Меня командировали снять свадьбу богатого москвича. На 200 метрах было снято все, за исключением... самих жениха и невесты. Надо было захватить их выход из церкви. Я, вместо того, чтобы взять панораму справа, взял налево. Заказчик, принимая эту картину, был доволен, что хоть видны были гости и «ходили как живые».

Гибер Г. Страничка из воспоминаний оператора // Советское кино. 1927. № 1.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera