Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
В борьбе с народным недугом
О фильме «Пьянство и его последствия»

Фильм «Пьянство и его последствия» — одно из самых известных произведений раннего русского кино, хотя уже много лет он остается его фантомом: картина не сохранилась, а свидетельства об истории его создания и бытования на экранах весьма немногочисленны. Как это нередко бывает, отсутствие оригинала спровоцировало мифологизацию этого сюжета и, в конечном счете, породило квази-научную «реконструкцию» фильма, в основу которой были положены несколько срезок позитива (хотя в общей сложности, фильм насчитывал более ста с лишним эпизодов общим метражом 1460 метров) и несколько цитат из печатных рецензий.

Между тем архивы, обычно игнорируемые киноведами, содержат материалы, проливающие новый свет на историю ханжонковского фильма. Важнейший из них—печатный буклет, содержащий все межкадровые надписи картины и тексты устных пояснений, специально составленные для комментирования ее показов в массовой аудитории. ‹…›

Большой интерес представляют также материалы, отражающие попытку А. А. Ханжонкова показать фильм главному зрителю России — императору Николаю II, предпринятую в апреле 1914 года. Практика экранных показов монарху, членам его семьи и ближайшему окружению возникла в первые же годы существования кино в России. Добиться этой чести стало навязчивой мечтой кинопредпринимателей, рассчитывавших добиться таким образом эксклюзивности своей продукции на рынке. Особую активность на этом поприще демонстрировали Дранков, Ханжонков и директор московского отделения «Бр. Пате» Морис (в полицейской транскрипции—Маврикий) Гаш, конкурировавший с ними до начала первой мировой войны своими постановками. Как показывают документы, время от времени названным кинодеятелям удавалось добиться такой привилегии и продемонстрировать императору свои экранные постановки. Ханжонков, пользовавшийся энергией и дворцовыми связями своего помощника Василия Гончарова, был удостоен царского внимания дважды: 14 ноября 1911 года он был приглашен на показ картины «Оборона Севастополя» в ливадийский дворец, а 31 января 1914 года присутствовал в Царском Селе на показе полнометражного хроникального фильма «Балтийская эскадра», снятого летом 1913 года в окрестностях Ревеля (Таллинна) и в Финских шхерах.

Что же заставило Ханжонкова менее чем через два месяца после последней царской аудиенции вновь пуститься в утомительные хлопоты и интриги по представлению императору еще одной и отнюдь не самой свежей своей картины, вышедшей на экраны годом ранее? Как представляется, в этом деле Ханжонков руководствовался целым комплексом мотиваций, среди которых просветительский пафос вряд ли занимал ведущее место. Скорее всего, его инициатива имела под собой коммерческие расчеты. К тому времени картина «Пьянство и его последствия», ставшая экстраординарным событием в кинематографической практике, попала под благосклонное покровительство церковных и светских властей: в российской столице ее публичные показы начались в одном из православных храмов, да еще в дни Великого Поста, когда любые публичные зрелища и увеселения были традиционно воспрещены. Согласно неписаному кинематографическому праву того времени, основанному на прецедентах, эта привилегия обещала эксклюзивный показ фильмов Научного отдела ханжонковской кинофабрики по всей стране без календарных ограничений, в то время как конкуренты были лишены этой преференции. Однако для успешного завершения интриги Ханжонкову требовался последний "штрих«—показ фильма императору и получение от него одобрительного отзыва. После этого он мог тиражировать картину, ссылаясь на благоволение высшей власти и объявляя фильм наглядным инструментом государственной политики. Но его расчетам не суждено было сбыться. Благоволя, в целом, к экранным работам отечественных кинопромышленников, государь, как известно, питал личную слабость к горячительным напиткам. Возможно, поэтому он не выказал личного интереса к экранной пропаганде борьбы с «народным недугом» и отказался от просмотра ханжонковской ленты. От этого его могли отвлечь и неотложные государственные дела — до начала Европейской войны оставались считанные недели, а международная атмосфера уже с весны 1914 года накалялась с каждым днем.

Провал затеи с императорским просмотром имел серьезные последствия — прежде всего, для его инициатора. Рассчитывая в случае удачи развернуть масштабное производство и коммерческий прокат научно-просветительных фильмов, Ханжонков вынужден был радикально пересмотреть свои производственные планы по этой части и отказаться на будущее от верховного покровительства. Во всяком случае, какие-либо новые его ходатайства о показе императору продукции своей кинофабрики в дворцовых архивах нами не выявлены.

Янгиров Р. «В борьбе с народным недугом...» Материалы к истории фильма // Киноведческие записки. 2003. № 64.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera