Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Научные фильмы
Кинофабрики Ханжонкова

Это было в учебном 1910-1911 году. Я и А. Г. Калашников, студенты физико-математического факультета Московского университета, работали над своими темами в одной из лабораторий Народного университета имени Шанявского, когда молодой ученый физик (ныне член-корреспондент Академии наук СССР) В. К. Аркадьев рассказал нам, что кинопредприниматель А. А. Ханжонков обратился к профессору физики П. Н. Лазареву с просьбой рекомендовать ему работников для производства научных фильмов. Лазарев предложил Аркадьеву заняться этим делом и подобрать себе в помощь студентов из лаборатории университета Шанявского. Аркадьев же, в свою очередь, решил привлечь меня и А. Г. Калашникова.

Предложение нас заинтересовало, хотя у нас не только не было представления о том, как создается научный фильм, но и ясного представления о задачах научного кино. ‹…›

На кинофабрике нас познакомили с оператором В. А. Старевичем, который должен был снимать научные фильмы. Выбор темы первого фильма Дирекция представила нам самим.

А. А. Ханжонков стремился выпускать научные фильмы для школ и домов Общества трезвости. Поэтому мы решили объединить в первом фильме незамысловатый сюжет с учебным содержанием. В. К. Аркадьев предложил тему «Электрический телеграф» и сам написал план будущего фильма. Содержание его мыслилось так: некий человек сдает телеграмму. Телеграфист отправляет ее по линии, и зритель видит иллюстрации физического процесса передачи телеграммы. Затем идет игровая концовка — телеграфист принимает телеграмму, пишет ее на бланке и передает посыльному, который относит ее на квартиру адресата. Учебную часть этого фильма решено было сделать средствами объемной и плоскостной мультипликации.

Работа электрического телеграфа демонстрировалась на следующей модели. На обе ветви подковообразного магнита накладывалась «обмотка», сделанная из изогнутой спиралью стеклянной трубки, концы которой входили в условный источник тока. На одном конце стеклянной трубки делался разрыв, который смыкался посредством резиновой трубки. В трубку воздушным насосом нагнеталась кашицеобразная смесь черных и белых шариков. Когда концы разрыва соединялись резиновой трубкой, смесь передвигалась, «текла» по «обмотке» подковы. Когда концы размыкались, движение массы прекращалось. Над подковой прикреплялся висящий на пружине металлический брусочек-«якорь». При выключении тока от помещенной за фоном батареи электромагниты, замаскированные в конце подковы, притягивали якорь к подкове. На конце якоря укреплялась стеклянная трубочка, в которую наливались чернила. При опускании якоря под подкову трубочка касалась катушки с намотанной на нее широкой бумажной лентой и, в зависимости от длительности включения электрического тока от батареи, оставляла на бумаге след в виде черточки или точки. Продвижение ленты не было механизировано — ее просто тянули за кадром рукой.

Съемка начиналась тогда, когда разъемные концы трубки были разъединены. Сбоку в кадр входила рука, соединяла концы стеклянной трубки, и в трубке начиналось движение кашицы («электрического тока»). «Ток» обтекал и «намагничивал» бутафорскую подкову, электромагнит в подкове притягивал якорь, трубочка с чернилами касалась ленты и наносила на нее знаки азбуки Морзе. Таким образом, у зрителя создавалось представление о том, что сердце телеграфного аппарата — это электромагнит, который начинает действовать, как только по его обмоткам проходит ток. Мы предпочли показать движение тока с помощью специально приготовленной яркой кашицы, нежели с помощью стрелок, как это обычно делается до сих пор. Однако совсем отказаться от этого привычного символа нам не удалось. Надо было показать, как идет передача по проводам на расстояние. Чтобы сделать это, мы разделили по вертикали заключительный кадр технической части фильма на три части. Справа и слева в кадре изображался аппарат Морзе, слева отправляющий сигналы, справа — принимающий; в средней части кадра был помещен рисунок, изображающий пейзаж с телеграфными столбами и проводами. Рисованной мультипликацией мы тогда не владели и заменяли ее покадровой съемкой стрелки, передвигающейся вдоль проводов и прикрепляемой к рисунку булавкой. Отпечатанный позитив этого кадра нас огорчил, так как продвижение стрелки вдоль проводов выглядело довольно комично. Однако фильм для своего времени оказался неплохим. Нас он, правда, не удовлетворил, но зато позволил нам понять свои ошибки. Во-первых, мы ясно поняли, что в такой фильм, являющийся по существу учебным, неуместно вводить, как сейчас говорят, игровые кадры. Во-вторых, мы решили отказаться от оператора — А. Г. Калашников, увлекавшийся фотографией, в совершенстве овладел съемочным аппаратом.

Второй фильм мы создавали уже не по плану, а по сценарию и с режиссерской раскадровкой, сделанными мной. Фильм назывался «Динамомашина, принцип ее работы и устройство». Он состоял из нескольких фрагментов. В первом фрагменте фильм показывал появление тока в проводнике при пересечении им магнитного поля. Второй фрагмент знакомил с техническим принципом устройства якоря динамомашины переменного тока. В третьем фрагменте было заснято промышленное производство якорей на московском заводе «Динамо». Опыт, полученный при создании этого фильма, позволил нам твердо определить методы построения школьного фильма как учебного пособия.

Следующей нашей работой был фильм «Распространение электромагнитных волн вибратором Герца». Задача этого фильма состояла в изображении динамической схемы возникновения электрического поля у вибратора, образование силовых полей, отшнуровывание их от вибратора и уход в пространство.

Решили мы эту задачу с помощью рисованной мультипликации. Студентом С. И. Ржевкиным, ныне профессором МГУ, были вычислены по уравнениям Максвелла точки кривых для 100 перекладок, студентом М. И. Владимирским[1] на 100 перекладках по этим точкам были вычерчены кривые. Мы же изготовили первый в России мультипликационный станок и засняли фильм. На кадрах счетчик отмечал ¼, ½, ¾ и целый период колебательного разряда и перезарядку вибратора. Фильм был показан на съезде физиков в Лейдене и был принят с одобрением участниками съезда и, в частности, профессором Рентгеном. В 1956 году кинолаборатория МГУ предложила мне восстановить этот фильм, но так как его негатив не уцелел, то фильм был заснят кинолабораторией заново по сохранившимся с 1912 года у профессора Аркадьева материалам.

Кроме этого фильма, мы сделали еще несколько фильмов на физические темы.

На кинофабрике А. А. Ханжонкова мы не были единственными работниками, занятыми постановкой научных фильмов. Придя на фабрику впервые, мы уже застали там молодого ученого-биолога, впоследствии профессора биологии, ныне покойного
В. А. Лебедева[2]. Им был изготовлен фильм «Инфузория» — первый в России фильм, в котором была применена микрокиносъемка. Не ограничившись созданием фильма, Лебедев написал также и книгу «Инфузории».

Нельзя сказать, что А. А. Ханжонков не испытывал затруднений, взявшись за производство научных фильмов. Он не был единственным хозяином фирмы, а акционеры его думали только о доходах. Их нимало не заботило ни содержание выпускаемых фильмов, ни то обстоятельство, выпускает ли Ханжонков фильм собственного производства или заграничный. Будучи культурным и прогрессивным человеком и искренне увлекаясь кинематографией, А. А. Ханжонков стремился создать свою отечественную кинопромышленность и создавать фильмы по произведениям русских классиков. Он прекрасно понимал, что научные фильмы в период становления отечественной кинематографии не могут принести дохода, что первые шаги научного кино связаны с издержками по овладению новым видом производства, и с трудом заставлял акционеров раскошеливаться на постановку научных фильмов.

В то время «великим постом», тянувшимся семь недель от масленицы до Пасхи, работа кинотеатров не была разрешена. А. А. Ханжонков, как хороший коммерсант, ловко обошел запрещение. Он выпустил художественный научно-популярный фильм о вреде пьянства «Пьянство и его последствия» и фильм «Чахотка» и добился разрешения показывать их великим постом. Владельцы кинотеатров, вынужденные сидеть семь недель без доходов, охотно брали этот фильм на прокат у Ханжонкова. Так он доказал своим прижимистым акционерам, что и научные фильмы могут принести прибыль.

Так как кадры фильма «Чахотка», изображавшие патологические изменения в легких, вызвали большой интерес у зрителей, то мы решили поставить фильм «Кровь и ее значение в организме человека», начав работу над ним с фрагмента — «Большой и малый круги кровообращения», который мы готовили способом объемной мультипликации. Кроме того, велись съемки фильмов по физике на темы «Пар» и «Оптика», по географии — «Путешествие по Волге» (оператор Рылло) и «Экспедиция на север на пароходе „Колыма“» (оператор Бремер).[3]

Баклин Н. Воспоминания о дореволюционном периоде в кинематографии // Киноведческие записки. 2003. № 64.

Примечания

  1. ^ Владимирский Михаил Иванович (1889 — ?) — оператор научно-популярного и игрового кино.
  2. ^ Лебедев Владимир Николаевич (1882 — 1951) — режиссер и биолог, изобретатель методов микросъемки, постановщик фильмов «Инфузория» (1912), «Одноклеточные организмы» (1932), «Грибы» (1935), «Водоросли» (1937), «Опыты по физиологии сердца» (1939), «Культура тканей» (1949) и другие. За участие в постановке фильма «В глубинах моря» (1939) в 1941 году награжден Сталинской премией.
  3. ^ Во время полярной экспедиции на пароходе «Колыма» (1913) оператор Федор Бремер выполнил целый ряд интереснейших съемок. Впоследствии из них было смонтировано несколько видовых фильмов, которые в свою очередь послужили в 1926 году основой для монтажного фильма «За Полярным кругом» (режиссеры В. А. Ерофеев и В. Попова).
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera