Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Секрет успеха
Производство и прокат

Приоткроем секрет успеха Ханжонкова. История его кинофирмы типична для того времени: все пионеры отечественного кино начинали в кинематографе с малыми средствами, всем им приходилось искать источники накоплении первоначального капитала, некоторые, как Ханжонков, Ермольев, Дранков, Тиман, Перский, стали коммивояжерами иностранных кинофирм в России. Посреднические операции по покупке зарубежных картин и продаже их владельцам российских кинотеатров, а потом и прокатным конторам было выгодным, но рискованным делом. «Если, — рассказывал Ханжонков, — какой-либо представитель во избежание риска заказывал копий меньше, чем мог распространить в своей стране, то он скоро терял свое представительство, так как находились конкуренты, предлагавшие фабриканту повысить продажу их картин в России. Если же представитель заказывал копий больше, чем мог их продать, то все его заработки и основные средства поглощались залежами непроданных копий на складе, что грозило ему полным разорением». [1]

Тот, кто сумел правильно предугадать прокатный успех закупаемого за рубежом фильма, преуспевал, кто не рассчитал, ошибся в своих прогнозах — терпел убытки, а то и разорялся. Риск был большим, но привлекала возможность быстрой оборачиваемости капитала: за границей купил картину — в России выгодно ее продал прокатчикам — вырученные средства можно было сразу вложить в дело. Другие накапливали свой капитал в кинотеатрах и прокатных конторах, но это был долгий путь. Уходили годы, прежде чем удавалось собрать необходимые средства для открытия своей фирмы и кинофабрики. Поэтому вначале преуспели те, кто занимался представительством иностранных кинокомпаний в России. Ханжонков, как он говорил, начал свое дело с капиталом в 5 тысяч рублей, через год открыл Торговый дом «А. Ханжонков и К°», а еще через год его фирма приступила к съемкам картин. Он мог из года в год приумножать свой капитал, снимать фильмы, не боясь их случайного провала в прокате, что грозило бы иным кинопредпринимателям серьезными убытками и даже разорением. Фирма Ханжонкова успешно развивалась, строила кинофабрики, открыла свой кинотеатр — и все это благодаря тому, что у нее был такой существенный дополнительный источник доходов, как продажа иностранных картин в России, составлявших тогда основу проката в стране.

«Все расходы, — признал Ханжонков после открытия большой современной кинофабрики на Житной улице, — по развитию собственного производства, вроде ателье Старевича, постройки и оборудования новой лаборатории покрывались доходами от иностранного отдела — этого основного источника всех прибылей фирмы: через контору заграничных представительств проходило в месяц около 200 тысяч метров, и от каждого метра оставалось прибыли около 5 копеек, что и составляло в год довольно приличную по тем временам сумму дохода — приблизительно в 100 тысяч рублей».[2]

Многие отечественные кинофирмы (не только Ханжонкова, но и Ермольева, Дранкова, Тимана и др.) возникли и процветали в основном за счет этого источника доходов. Что это значило, видно на примере акционерного общества «А. Ханжонков и К°»: в 1913 — 1914 годы, когда его фильмы прочно утвердились на экране, а фирма Ханжонкова считалась крупнейшей в стране, акционерное общество получало в год чистой прибыли свыше 150 тысяч рублей, из которых, по словам Ханжонкова, на долю отдела иностранных представительств приходилось 100 тысяч рублей.

Таким образом, не фильмы собственного производства, а посреднические операции с зарубежными картинами составляли основу успеха даже крупных российских кинофирм. Поэтому кинопредприниматели с такой настороженностью следили друг за другом, выясняя, кто из конкурентов с какими иностранными кинокомпаниями заключил договор на предстоящий сезон (кинематограф тогда еще жил по традиции театральных сезонов). Бывали случаи перехвата у соперников выгодных соглашений с ведущими европейскими кинофирмами.

Соглашения на представительство иностранных кинокомпаний столь много значили для благополучия кинофирм, что их владельцы радовались им не менее, чем успеху своих картин в прокате. В 1915 году между фирмами Ханжонкова и Ермольева разгорелось соперничество за создание лучшей художественной картины года. Ханжонков, ободренный успехом фильма по его сценарию «Ирина Кирсанова», решил, как он говорил, «потрясти кинематографию высокохудожественным произведением, которое сразу поставило бы репутацию нашей фирмы на должную высоту. Мое желание подогревали успехи Ермольева, который заканчивал в то время высокохудожественную картину «Пиковая дама» по повести А. С. Пушкина. Ставил ее Я. Протазанов, главную роль Германна играл Мозжухин.

Ханжонков собрал лучшие силы своей кинофабрики: его ведущий режиссер Евгений Бауэр взялся за инсценировку французского романа Жоржа Онэ «Жизнь за жизнь», в картине снимались звезды экрана: Вера Холодная, Лидия Коренева, Витольд Полонский, Иван Перестиани и др.

«Картина, — вспоминал Ханжонков, — во всех отношениях вышла прекрасной, даже общая пресса констатировала, что картиной „Жизнь за жизнь“ русская кинематография доказала, что она уже начинает равняться с европейской». Правда, в этих словах чувствовалась и некоторая сдержанность, ибо, по общему мнению, творческое состязание двух крупнейших фирм России закончилось победой ермольевского фильма: «Пиковая дама» была признана критиками, а позже и историками кино лучшей художественной картиной дореволюционного кинематографа. Очевидно, это понимал и Ханжонков, но на сей раз он не смог, как бывало раньше, открыто признать превосходство ленты соперника. Александр Алексеевич об итогах соревнования двух фирм умолчал. Наверное, по этой причине он лишь мельком упомянул в книге действительно одну из лучших картин своей фабрики «Жизнь за жизнь».

В своих мемуарах он отметил другое: «Крупнейшей победой нашего (акционерного] общества в сезон 1915/16 года был выпуск картины „Кабирия“ („Итала-фильм“] по сценарию Габриэля Д’Аннунцио. Из Италии я получил 20 экземпляров позитива на сумму 100 тысяч рублей». Ханжонков, чтобы окупить приобретение столь дорогой ленты, предложил Гехтману, Брокше и другим столичным прокатчикам показывать ее за процентные отчисления от проката. Однако новшество не понравилось, они отказались, не желая делиться с кинопредпринимателем частью своей прибыли. Картине был объявлен, по существу, негласный бойкот. Ханжонков вынужден был демонстрировать ее только в своем кинотеатре на Триумфальной площади. «Кабирия» вызвала восторг у москвичей, около театра стояли длинные очереди, были введены дополнительные сеансы, открыта вторая касса и билеты раскуплены на несколько дней вперед. Столичные прокатчики и владельцы кинотеатров дрогнули и согласились на условия Ханжонкова.

Михайлов В. Рассказы о кинематографе старой Москвы. М.: Материк, 2003.

Примечания

  1. ^ Ханжонков А. А. Первые годы русской кинематорграфии. М.; Л., 1937.
  2. ^ Там же.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera