Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Ничего лишнего
Екельчик о работе над фильмом «Щорс»

Сложность и увлекательность работы над фильмом определялись еще и тем, что предстояло заснять множество самых разнообразных пространственных объектов. «Щорс» — картина огромных просторов Украины. Действие развертывается по всей Украине, зимой и летом, в селах и городах. Достаточно напомнить, что в массовых сценах этого фильма участвовало свыше двадцати пяти тысяч человек.

Часть зимних сцен решено было снимать без солнца. Мы стремились к абсолютной простоте, отрицая все то, что отдавало «красивостью», изощренностью, что могло отвлечь внимание зрителя от основного содержания показываемых на экране событий. Съемки в пасмурную погоду затрудняли получение тональных нюансов. Но это же часто позволяло добиться яркого изобразительного эффекта.

Возьмем эпизод отступления гетманской дивизии и форсирование реки богунцами. Огромное снежное пространство. На белом фоне — массы людей. Только черные и белые тона. Ничего лишнего. Внимание зрителя концентрируется на ясном, отчетливом движении массы по белому полю. Решение каждой детали этой сцены, место этой детали в кадре диктовались стремлением к многоплановости и большой пространственной протяженности. В некоторых кадрах действие растягивалось в пространстве на несколько километров, и задача заключалась в том, чтобы сделать эти кадры простыми, легко читаемыми с экрана.

По шоссе бегут обозы, мчится кавалерия, движется отступающая пехота генерала Терешковича. Так решен первый план сцены. Вдали на большом пространстве рассеяно множество гайдамаков. Съемка производилась с движения камеры по шоссе. Шоссе — первый план кадра — было приподнято над местностью. Скачущая вблизи конница все время находилась в поле зрения аппарата, объектив фиксировал отдельных всадников и в то же время запечатлевал движение маленьких черных фигурок на далеком белом фоне. Это давало ощущение значительности победы частей Щорса над гайдамаками. Такое изобразительное решение эпизода мы считали единственно правильным.

Во многих сценах действие требовало необычайной стремительности. Следовало сочетать динамику с предельной насыщенностью и лаконичностью кадра. Надо было изобразительными средствами донести до зрителя страсть и многогранность режиссерского замысла.

Всюду, куда хватает глаз, плодородная украинская земля, спеющая, ожидающая жатвы рожь. По полю в медленном ритме движутся десять таращанцев — бойцов бригады Боженко. Они несут на носилках умирающего Боженко. Огромное горе постигло этих мужественных людей. Они идут, и вокруг них такое же великое народное горе: горит Украина, пылают подожженные врагами села и хутора. Кажется, что горит сама земля, взметаемая разрывами снарядов.

‹…› На фоне медленно движущихся носилок, на которых лежит Боженко, режиссер решил пропустить всадников-таращанцев, скачущих во весь опор по ржи. Пожары. Взрывы. Создана исключительная атмосфера тревоги, рождено ощущение огромности и значительности происходящего вокруг бедствия. Бойцы идут по ржи с носилками, не убыстряя шага, поглощенные своей скорбью. Именно контраст ритма придает эпизоду чрезвычайное напряжение.

Эпизод длится очень долго. Это вызвано стремлением провести его через целую гамму тонов: от дневных красок до сумеречных и ночных. Свою речь над гробом Боженко Щорс произносит уже в поздние сумерки. Передо мной была исключительно трудная задача: выявить все богатство содержания этой сцены, правильно решить ее изобразительно.

Особо следует сказать о трудностях, связанных с передачей зрительного образа Щорса. Пришлось тщательнейшим образом изучить все фотографии Щорса. Их, к сожалению, осталось немного. Совершенно ясно, что грим и костюм далеко еще не определяли облика героя. Светом можно усилить или, наоборот, смягчить черты лица, светом можно выявить характер человека. Обаятельный, молодой, мужественный, умный и страстный борец за счастье трудящихся — вот образ Щорса. Мне надо было найти черты портретного сходства актера Е. Самойлова со Щорсом и подчеркнуть их освещением. Художественный образ героя складывается на протяжении всей картины. Естественно, что в каждом случае освещение менялось в зависимости от драматургической ситуации.

Выразительность кадра достигается только в том случае, если объект съемки пронизан большой идеей, подлинной страстью и правдой. Если этого нет, никакие операторские ухищрения — ни освещение, ни точки съемки, ни ракурсы, ни движение аппарата — не спасут картины от фальши и безвкусицы…

‹…› Народ следил за работой нашего съемочного коллектива и согревал наш труд своим вниманием.

Екельчик Ю. Стремление к жизненной правде // Кино (газета). 1939. № 15 (909). 29 марта.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera