Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Кино и Литература
Сергей Юткевич о связи двух искусств

Недавно я закончил фильм о Чехове — «Сюжет для небольшого рассказа». И хотя он не связан впрямую с каким-либо произведением отечественной словесности, а поставлен по оригинальному сценарию Леонида Малюгина, работе над ним располагала к размышлениям о взаимоотношениях кинематографа и литературы, к размышлениям, которыми, мне думается, уместно поделиться в юбилейные для нашего кино дни, ибо оно начало свой путь и продолжает его сейчас, опираясь на все то лучшее, что создано русскими классиками и писателями советского времени.

Чеховский фильм еще раз подтвердил ту неоспоримую для меня истину, что большой кинематограф не может существовать без большой литературы, причем это содружество основано не только на прямых экранизациях, а предполагает многообразие форм, поиск все новых и новых точек соприкосновения. Это прежде всего совместное познание жизни, это и кинематографическое исследование писательского творческого процесса, и кинематографическое осмысление литературных событий. «Сюжет для небольшого рассказа», посвященный истории создания и постановки чеховской «Чайки», как раз и производит разведку в этом направлении. ‹…›

На протяжении всех пятидесяти лет существования нашего киноискусства литература питает его своими соками. И если в первые послереволюционные годы кинематограф не часто обращался к классическому наследию, то потом его мастера смело экранизируют и продолжают экранизировать самые сложные произведения писателей прошлого — Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского, Тургенева, Чехова. На этом пути были и блестящие успехи, и оглушительные неудачи: не стоит сейчас вдаваться в конкретные оценки или вновь вступать в спор о принципах экранизации — достаточно обозначить тенденцию, которая совершенно очевидна.

Я берусь утверждать, что история советского кино есть в известной степени история советской литературы. Никто из наших крупных писателей не обошел вниманием кинематограф, и кинематограф не обошел никого из них. Вспомним, что Максим Горький много раз говорил о высоком назначении киноискусства. Вспомним «Мать» Всеволода Пудовкина, названную крупнейшими критиками мира в числе лучших фильмов всех времен, горьковскую трилогию Марка Донского, оказавшую заметное влияние на многих режиссеров зарубежного кино, в частности на итальянских неореалистов. Через всю историю нашего кино проходят книги Михаила Шолохова: от немой картины «Тихий Дон» Ивана Правова и Ольги Преображенской и дважды экранизированной — Юлием Райзманом и Александром Ивановым — «Поднятой целины» до монументальной эпопеи Сергея Герасимова и волнующей «Судьбы человека» Сергея Бондарчука.

В последнее десятилетие началось в кино время Владимира Маяковского. Фильмы по его сценариям и даже с его участием в качестве актера ставились в двадцатые годы. Но тогда кино не могло до него дотянуться. Творчество Маяковского, оказавшее несомненное влияние на поэтику Сергея Эйзенштейна, по существу, оставалось неосвоенным экраном. В спектакли «Баня» и «Клоп» в Московском театре сатиры мы вводили мультипликационные вставки, доказавшие плодотворность освоения сатирического творческого наследия поэта именно в этом жанре, который сам Маяковский очень любил. Вместе с Анатолием Кареновичем мы сняли мультипликационный фильм «Баня», который послужил началом целой серии картин на темы Маяковского. Тот же Каранович, Иванов-Вано и другие мастера рисованного фильма сняли несколько лент, основанных на стихотворных произведениях поэта. Я знаю, что сейчас на Украине ставится мультипликационная картина «Мистерия-Буфф», а в Москве режиссер Михаил Швейцер готовится к оригинальной по замыслу работе, посвященной личности Маяковского и его времени. Но творческое наследие поэта огромно, и огромна предстоящая еще работа по его кинематографическому воплощению.

Тесно связано с кино имя Алексея Толстого. Поставленная Яковом Протазановым в середине двадцатых годов картина по его роману «Аэлита» и сейчас еще представляет интерес. А позже появились «Петр Первый» Владимира Петрова с великолепным Николаем Симоновым и трилогия Григория Рошаля «Хождение по мукам». Кинематографу отдавали свой талант, принимая непосредственное участие в работе студий, Юрий Тынянов, Сергей Третьяков, Виктор Шкловский.

Тема «Тынянов и кино» заслуживает отдельной работы. Я же хочу вспомнить здесь, что еще в 1927 году он написал для меня «Подпоручик Киже», сценарий, блистательный по своим литературным и кинематографическим достоинствам, из которого потом выросла повесть. Фильм тогда так и не был поставлен, и это до сих пор огорчает меня. Уже по измененному сценарию через семь лет Александр Файнциммер все-таки снял картину «Поручик Киже». С именем Тынянова связано и начало творческого пути Григория Козинцева и Леонида Трауберга, поставивших по его сценарию один из интереснейших своих фильмов «Шинель».

Я пробегаю глазами по своей книжной полке, читаю названия любимых книг и еще раз убеждаюсь, что кино не обошло своим вниманием почти ни одну из них. Можно вспоминать и вспоминать. Например, Владимира Легошина, который работал ассистентом режиссера на первом моем фильме «Кружева», а затем в тридцатые годы, увлекшись творчеством Валентина Катаева, сделал два хороших фильма — «Белеет парус одинокий» и «Шел солдат с фронта». Или историю дружбы с кинематографом Ильи Ильфа и Евгения Петрова, много и плодотворно работавших в области кинодраматургии. Ряд имен советских писателей, пришедших в кино, причем писателей крупных, таких, например, как Всеволод Вишневский («Мы из Кронштадта», «Оптимистическая трагедия»), очень и очень длинен…

Художники советского экрана гордятся тем, что погодинская Лениниана началась с кино — со сценария «Ноябрь», что для кино работали и Александр Фадеев, и Борис Горбатов, и Юрий Герман. Кто, наконец, не знает, что знаменитый «Чапаев» братьев Васильевых создан на основе романа Дмитрия Фурманова. Эти традиции сотрудничества литературы и кинематографа получили дальнейшее развитие в наши дни. В титрах картин последнего времени встречаются десятки писательских имен. Этим нисколько не умаляется роль профессиональных сценаристов, ибо лучшие из них — это по-настоящему талантливые литераторы. Кинодраматургия — род литературы, и ведь Александр Довженко был не только великим режиссером, но и замечательным писателем.

…У каждого из нас, работников кино старшего поколения, почти ровесников юбилея по стажу экранной деятельности, на памяти все этапы пятидесятилетнего пути. И каждый из этих этапов вместе с нами осваивали наши друзья — писатели. ‹…›

Сергей Юткевич. Кино и литература // Литературная газета. 1969. 27 августа.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera