Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Поделиться
Он не вмещался в профессию кинорежиссера
Борис Тенин вспоминает о съемках у Юткевича

‹…› «Юткевич обладал удивительным и столь необходимым для кинорежиссера даром воображения. Это особенно проявлялось при выборе им актера на роль. Это подтверждается не только моей персоной. Свидетельство тому и кинематографическая судьба Бориса Пославского, который был комедийным артистом в «Синей блузе», эстрадником, а у Юткевича заиграл драматические роли.

Юткевич видел выбираемого актера внутренним зрением. А оно основано не только на хорошем знании все его актерских работ, но и на понимании его творческих возможностей. Пробы актеры он делал больше для худсовета, утверждающего актера на роль. Сам же и без проб видел, кто ему годился в данном конкретном случае. ‹…›

‹…› Юткевич всегда начинал работу над ролью с ключевой сцены или даже с ключевой фразы.

Мне нравилось, что он репетировал не столько саму сцену, сколько материал образа, теребя творческую фантазию артиста. Его принципы — быть предельно внимательным к природе актера, к его индивидуальности, обязательно добиваться от него импровизационности. И еще — дисциплина, юмор. Да, юмор. ‹…›

В книге Юткевича «О киноискусстве» я нашел такое его высказывание, обращенное к молодым режиссерам: «Надо точно угадать момент возникновения „свободы“ в той „несвободе“, которую создали вы с актером в овладении образом, вовремя отойти в сторону, предоставив дальше актеру ощутить радость творческого преодоления препятствий, дать свободно развиваться верно найденному самочувствию».

На съемках Юткевич поступал именно так. Четкость, конкретность и манкость поставленных перед актером задач, его ум, дарование, юмор рождали у актера удивительное чувство свободы, когда все, что ни сделаешь, получается органично и убедительно. ‹…›

В этой же книге Юткевич пишет: «Комедийный фильм создается коллективными усилиями, и главным образом активизацией творческой фантазии непосредственного проводника смешного — актера. Многие трюки, вошедшие потом в картину, были придуманы самими актерами во время первичных импровизационных репетиций».

Юткевич говорил нам: помните, что фильм должен быть не только беспощадно злым по отношению к врагам, но и забавным, смешным. Основной его зритель — фронтовики. Солдаты должны смеяться, когда будут смотреть наш фильм. ‹…› В начале 50-х годов я вновь встретился с С. И. Юткевичем. Он снял меня в двух своих картинах подряд.

В одной из них, «Пржевальский», я играл уссурийского казака Егорова, верного помощника и постоянного спутника Пржевальского в его экспедициях. ‹…›

Съемочная группа совершила девятнадцать экспедиций. Где возможно, Юткевич стремился пройти подлинными маршрутами Пржевальского. Мы побывали в Уссурийском крае, на Тянь-Шане, в Киргизии и в Китае.

В этих поездках Юткевич показал себя еще и великолепным руководителем и воспитателем. Дальние экспедиции «на натуру», особенно если появляется свободное время (а оно появляется по разным причинам), нередко склоняют актеров к пустому времяпрепровождению, да иной раз с «возлияниями». Это сказывается на режиме съемок (голова наутро болит) и на нравственном климате в коллективе. Ничего подобного никогда не случалось в съемочных группах Юткевича. Он не терпел и пьянства, ни даже намека на богему. Сам исключительно любознательный, он стремился и актеров приобщить к познанию, к духовному обогащению. Любой перерыв в съемках он старался использовать для расширения нашего кругозора.

Почти два месяца мы провели в Пекине — здесь снимался целый ряд эпизодов фильма. Конечно, в Пекине было что посмотреть. Но, боюсь, без Юткевича мы воспользовались бы этим кое-как.

— Артисты! — говорил Юткевич. — Завтра у вас свободный день. Советую посмотреть храм Солнца. Такого сооружения вы больше нигде не увидите. Через три дня у вас будет еще перерыв — езжайте на место захоронения тринадцати китайских императоров. Это в тридцати километрах отсюда. Насчет машины я договорился. Это обязательно надо посмотреть. Потом обязательно побывайте в храме Будды, затем… И он перечислял ценнейшие памятники с подробным описанием того, на что там следует обратить особое внимание, с какой точки смотреть и что важно не пропустить.

— Вы, Борис, любитель книг. Когда будете осматривать Храм Конфуция, обратите внимание на его каменную библиотеку. Каждая книга — в рост человека. А на старых улочках Пекина загляните в лавки, там продаются чудесные гравюры, которые вас безусловно заинтересуют. ‹…›

Юткевич не вмещался в профессию кинорежиссера. Он был и театральным режиссером, и прекрасным художником, и теоретиком многих жанров искусства. Если в наше время возможно говорить о людях энциклопедических знаний, то я бы причислил к ним Юткевича. Меня буквально поражали его начитанность и осведомленность в самых разных отраслях знаний. Он был в курсе всего, что выходит в мире печатного о кино, литературе, живописи, эстраде. Знал все новости науки и политики. Умел, кажется, все — кроме кулинарничания. ‹…›

Борис Тенин. Фургон комедианта: Из воспоминаний. М.: Искусство 1987.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera