Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
«Свет над Россией» так и не увидел света
Уничтоженный фильм Юткевича

‹…› «Свет над Россией» так и не увидел света. Сталин смотрел его дважды: первый раз по готовности фильма, второй — после коренных переделок. Фильм дважды ему не понравился. По словам Большакова, после первого просмотра Сталин, не проронив ни слова, мрачный удалился из зала. О его оценке фильма можно было судить лишь только по беспокойным движениям в кресле и «хмыканию», как известно, не предвещавших ничего хорошего.

Вернувшись из Кремля, Большаков потребовал картину на экран, чтобы по свежим следам восстановить места, вызывавшие отрицательную реакцию «Хозяина». К утру, после многочисленных остановок проекции для сверки с таинственными знаками в записной книжке Большакова, стало ясно, что картину постигла большая беда. В тот же день расшифрованные записи легли на стол Жданова. С его «добавками» фильм был уже на бумаге покорежен от начала до конца. Конкретным указаниям предшествовала убийственная запись: «Признать кинофильм „Свет над Россией“ политически порочным». Позднее она была снята, чтобы дать возможность Юткевичу работать над переделкой фильма.

Как поступить дальше с картиной? Этот вопрос следовало решить в первую очередь режиссеру, который находился на юге, на отдыхе, не дождавшись все откладываемого просмотра картины в Кремле. Решено было срочно вызвать его в Москву. Трудно передать, как потрясен был Юткевич результатом кремлевского просмотра, — человек в общем мужественный, многое испытавший за свою жизнь в кинематографе. Не сразу решился он встретиться с Н. Погодиным, написавшим сценарий на основе своей пьесы «Кремлевские куранты». Конечно, пьеса, шедшая во МХАТе и еще в полсотне театров, была поставлена под удар, который вскоре и был нанесен. Пьеса была снята с репертуара. При этом в театральных кругах стали известны и такие подробности: когда Сталину доложили о существовании пьесы, он сказал: «Не знаю, не видел… Значит, пьеса плохая!» Так заочно был вынесен приговор спектаклю, пользовавшемуся большим успехом у зрителей.

Фильм «Свет над Россией» для Юткевича и Погодина был настолько дорог, что они, невзирая ни на что, решились сделать новый ее вариант, хотя понимали, что их ожидают большие потери. Режиссер и сценарист, с которыми меня связывали долгие годы дружбы, делились своими мыслями о предстоящей работе. С болью приходилось расставаться с лучшими сценами в поисках новых сценарных решений ‹…›. Именно в этих местах Сталин беспокойно ерзал в кресле и слышалось его «хмыканье». Они и были пронумерованы в заключении «на выброс».

Картина не сохранилась. По указанию «свыше» смыт негатив и несколько контрольных позитивных копий. У меня, смотревшего ленту не раз, сквозь многие прошедшие годы стоят перед глазами прекрасные эпизоды, к великому огорчению, так и ушедшие в никуда. Знаменитое «Кафе поэтов» на Кузнецком, на подмостках которого шла «Незнакомка» А. Блока, гремел стих В. Маяковского (Б. Ливанов). Не только по содержанию, но и по своей романтической окраске был превосходно снят ночной проход Ленина (М. Штраух), его разговор с матросом, приставленным для охраны вождя (Н. Крючков). Знакомое место у Иверской часовни при входе на Красную площадь, заменявшее базар, где торговал спичками инженер Забелин (Н. Охлопков), пришедший трудными путями к Ленину. Часовщик (в блестящем исполнении В. Зускина), заставивший вновь зазвучать куранты над Московским Кремлем. ‹…›

В заключении ЦК КПСС было открыто заявлено, что в картине недостаточно показано участие Сталина в создании плана электрофикации России (ГОЭЛРО); сцены с Лениным фальшивы и излишни — «в них не свойственный Ленину ложный демократизм»; сцена в «Кафе поэтов» недопустима в политической картине — богемщина, эпизод с часовщиком — антихудожественный». Страна показана отсталой, убогой и ко всему еще имеют место эстетско-формалистические выкрутасы режиссера. На самом деле решающую роль в неприятии картины сыграло то, что авторы не создали еще одного мифа, по которому ленинский план ГОЭЛРО был бы приписан Сталину, как беззастенчиво приписывались ему все значительные события в истории нашей страны.

В новом варианте фильма авторы вынуждены были, поступившись совестью, вывести «на первый план» Сталина. Теперь в одной из главных сцен, в которой Кржижановский показывал Ленину картину «Гидроторф», когда практически зарождался ленинский план электрофикации, сцене, кстати, широко известной по воспоминаниям современников, Кржижановский уступил место Сталину. Из фильма были исключены сцены, названные в заключении «фальшивыми», обруганные «богемщиной». С ними картина потеряла Б. Ливанова (В. Маяковский) и В. Зускина (вскоре погибшего в сталинском застенке), С. Ценина. Картина лишилась аромата эпохи, который пронизывал ее, делал по-своему неповторимой. Новый вариант, появившийся после пяти месяцев напряженного труда, надо прямо сказать, был обеднен в художественном отношении, поблек и в актерском исполнении.

Картина снова прошла через все «чистилища», включая Художественный совет министерства, где смотрели ее особенно придирчиво, но — не помогло. Несмотря на все исправления, которые, казалось, отвечали честолюбивым претензиям Сталина, фильм был вторично отвергнут. На этот раз без всяких мотивов. По-видимому, ему показалось, что все же мала доля его личных заслуг в осуществлении одного из важнейших дел, начатых молодым советским государством. Чтобы выйти из создавшегося положения, была подыскана нелепая формулировка: «Считать фильм снятым с производства». Это после того, как фильм был дважды закончен производством!

Режиссер, стоявший в ряду ведущих мастеров советского кино, уже сделавший «Златые горы», «Встречный» (совместно с Ф. Эрмлером), «Яков Свердлов», «Человек с ружьем» был отлучен не только от картины, но и от работы в кинематографе на несколько лет. Все новые замыслы наталкивались на глухое сопротивление, не находили поддержки «на верху». К этому прибавилась еще одна тяжелая травма, нанесенная ему во время постыдной кампании «борьбы с космополитами», к которым он был причислен. В этом сыграла свою роль и опальная картина.

Марьямов Григорий. Кремлевский цензор: Сталин смотрит кино. М.: Киноцентр, 1992, с. 94–98.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera