Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Экзамен у Мейерхольда
Сергей Юткевич о поступлении в ГВЫРМ

‹…› Осенью 1921 года Мейерхольд объявил прием в эти мастерские [имеется в виду ГВЫРМ — Государственные высшие режиссерские мастерские]. Он как бы решил временно отступить, заняться педагогикой и окружить себя молодежью, которую мог бы противопоставить незлобинским корифеям.

Это была старая и проверенная Мейерхольдом система. Он любил экспериментальную студийную работу, где находил и проверял те принципы, которые потом переносил на большую сцену. Так было в 1905 году с неоткрывшимся Театром-студией, чей опыт использовал он потом на подмостках театра В. Ф. Комиссаржевской. Так было и со Студией на Офицерской улице в Петрограде, где он подготавливал те постановки, которые впоследствии осуществил на сценах императорских театров.

И вот я очутился в небольшом зале трехэтажного особняка на Новинском бульваре, где раньше помещалась гимназия. Сам Мейерхольд жил там же со своей семьей на третьем этаже, занимая маленькую квартирку. Оттуда вела вниз узенькая скрипучая деревянная лестница, примыкавшая к небольшому классному помещению, уставленному обычными школьными партами. Из этой комнаты и небольшого зала и состояло все помещение ГВЫРМа.

В зале за столом приемной комиссии восседал сам Мейерхольд. Рядом с ним поместился совершенно лысый человек с холеной рыжей бородой, пронзительными глазами и быстрыми движениями — Иван Александрович Аксенов, поэт из содружества со странным названием «Центрифуга», автор первой тогда монографии о Пикассо, носившей непривычное название «Пикассо и окрестности», переводчик (это в его переводе через год Мейерхольд поставил «Великодушного рогоносца» Кроммелинка), блестящий эрудит и знаток елизаветинского театра.

Здесь же находился человек с аскетическим лицом, также совершенно лысый, похожий чем-то на монаха, — Валерий Бебутов, а сбоку примостился ладноскроенный низкорослый монгол. Это был Валерий Инкижинов, позднее прославившийся исполнением главной роли в фильме Пудовкина «Потомок Чингис-хана». Инкижинов считался большим специалистом по движению и был главным помощником Мейерхольда в этой области. Был еще там человек бесцветной наружности с пенсне на носу — некто Бессонов, носивший громкий титул проректора мастерских.

Перед этим трибуналом предстали наконец и я с Эйзенштейном, чьи фамилии начинались на последние буквы алфавита. Экзамены были двухступенчатые. Поступающие должны были представить либо свои постановочные проекты и экскизы декораций (как сделали мы с Эйзенштейном), либо подвергнуться устному коллоквиуму для установления их культурного уровня.

Если кандидатура оказывалась подходящей, то экзаменуемого допускали ко второму туру, состоявшему из упражнений на режиссерское и актерское мастерство. В частности, нам с Эйзенштейном было предложено мимически изобразить стрельбу из воображаемого лука и импровизационно на черной классной доске размизансценировать простейшее постановочное задание — распланировать тему «Шестеро гонятся за одним».

Мне запомнилось решение Эйзенштейна. Он вычертил мелом павильон с шестью дверями (я вспомнил эту планировку несколько лет спустя, когда увидел «сцену взяток» в мейерхольдовском «Ревизоре») и быстрыми линиями набросал сложную и разнообразную мизансцену, напоминающую трансформации Фреголи.

На следующий день нам объявили, что мы оба приняты в ГВЫРМ.

Среди поступающих я помню Т. Каширину (Т. Иванова, известная переводчица с французского), красивым низким голосом прочитавшую стихотворение Блока «Балаганчик»; Василия Федорова, зарабатывавшего тогда себе на пропитание службой в почтово-телеграфном отделении; Владимира Люце, X. Херсонского, А. Винера, Н. Лойтера, Ирину Мейерхольд (дочь В. Э.) и странного парня, ходившего круглый год с непокрытой головой и замотанной шарфом шеей, по фамилии Шалимов, всю жизнь увлекавшегося куклами (мы видели его маски в спектакле Театра сатиры «Дамоклов меч»). В актерскую труппу, организованную несколько позднее, вошли Бабанова, Локшина, Ильинский, Гарин, Кельберер, Зайчиков, Сибиряк. Позднее к ним присоединился Охлопков, дебютировавший в роли Качалы в «Смерти Тарелкина» в 1922 году. ‹…›

Юткевич С. Собрание сочинений в 3 тт. Т.1. М., Искусство, 1990. С. 79–81.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera