Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
«По-настоящему усваивается только книга, к которой ты потянулся сам»
Сергей Юткевич о раннем увлечении чтением

‹…› Я благодарен гимназии за то, что она воспитывала в нас любовь к русской классике, с удовольствием вспоминаю лекции в Тенишевском училище о разных странах и народах, утренники в Александрийском театре. Все это развивало художественный вкус, но тем не менее до дыр зачитывались не «Повести Белкина» и не «Дворянское гнездо», тем более не благонравные журналы типа «Задушевного слова», которые выписывались на дом, а номера «Мира приключений». Я таскал в своем ранце — том за томом — «Похождения Рокамболя» Понсона дю Террайля и уголовные романы Габорио, добытые в библиотеке. На деньги, отпущенные для завтраков, покупал у газетчиков, раскладывавших товар прямо на панели, пестрообложечные выпуски очередных подвигов Ника Картера или «Лорда Листера — вора-джентльмена».

Я взахлеб читал все, что попадалось под руку, — фантастику Уэллса, авантюрные романы Райдера Хаггарда, Стивенсона и капитана Марриета, не говоря уж о Жюле Верне и Даниеле Дефо, и утверждаю, что именно они, эти «полные собрания сочинений», выходившие в годы моего детства приложениями к журналу «Вокруг света», постепенно пробудили интерес к другим видам литературы. Я твердо убежден, что по-настоящему усваивается только книга, к которой ты потянулся сам, а не та, что положена перед тобою на стол чужими руками.

Вначале беспорядочное, а затем осмысленное чтение названных и не названных мною приключенческих книг позволило мне изучить весьма важный для каждого режиссера механизм занимательности, освоить такие сложные проблемы, как структурные закономерности драматургии, и впоследствии очень помогло при теоретических занятиях театром и кино.

Точно такого же мнения придерживался и Эйзенштейн. Не случайно в 1922 году, придя к руководству театром Пролеткульта, он пригласил меня прочесть для его студийцев цикл лекций о том, что с неоправданным литературным снобизмом называется «чтивом». Он объяснил этот шаг необходимостью для любого, кто решил посвятить себя сцене и экрану, знать законы авантюрного романа и детективного фильма.

Но я забежал немного вперед. Вернусь к тому периоду, когда спокойное детство в дореволюционном Петрограде сменилось отрочеством, наполненным бурными событиями. Конечно, в те свои тринадцать неполных лет в феврале семнадцатого года я слабо разбирался в глубинном смысле происходивших на моих глазах исторических событий. ‹…›

Юткевич С. Собрание сочинений в 3 тт. Т.1. М., Искусство, 1990. С. 22–23.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera