Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Акварели Волошина
Сергей Юткевич о жизни в Коктебеле

…Из Севастополя я один, без денег и вещей, уехал летом в Коктебель, бывший тогда местом пустынным, застроенным всего несколькими дачами. На одной из них жил В. В. Вересаев, на другой — поэтесса П. С. Соловьева — Allegro, сестра философа Владимира Соловьева.

Дни напролет просиживал на пляже Осип Мандельштам, неимоверно худой, с рыжим хохолком на макушке и красной от солнца кожей: загар к нему почти не приставал. Ходил по берегу в каких-то холщовых лохмотьях босой Илья Эренбург, читавший детям из соседней болгарской деревушки сказки Чуковского, за что он получал полбуханки черного хлеба. Его жена, Любовь Михайловна Козинцева, только что перенесла сыпной тиф и не снимала с наголо обритой головы тюбетейку. Она занималась тем, что лепила причудливые глиняные статуэтки.

Но самой колоритной фигурой был, несомненно, Максимилиан Волошин, коренной коктебельский житель, построивший здесь просторный дом с многократно описанной башней, где помещались его мастерская и великолепная библиотека. Он носил одну и ту же изрядно выцветшую розовую хламиду, был гриваст, бородат. И с этой львиной внешностью никак не вязалось маленькое пенсне на шнурке, с трудом удерживавшееся на широкой переносице.

Голодны были все. Кружка козьего молока и черствая лепешка составляли весь мой дневной рацион. Но я был счастлив эти два месяца. И общением с замечательными людьми и тем, что Волошин, пригласив меня в башню, разрешил рисовать там, а главное, пользоваться библиотекой. По ночам, при свете керосиновых плошек, я изучал комплекты «Весов» и «Аполлона», читал французские издания Рембо, Верлена, Бодлера, Аполлинера.

Хотя и обитали мы в глуши, спокойствия не было. То контрразведка арестовывала Мандельштама — и Волошин мчался в Феодосию его выручать. То доносились невесть откуда звуки канонады. А однажды на рейде, очень близко от берега, бросил якорь английский миноносец. От него отвалила шлюпка и, подойдя к пляжу, высадила офицера, который прямиком направился к волошинской башне. Он сделал Максимилиану Александровичу необычное предложение: за три дня нарисовать сто акварельных пейзажей по одному фунту за штуку. Поколебавшись, Волошин все-таки согласился: надо было кормить себя и других. Я с восхищением наблюдал, как поэт, сидя за планшетом, к которому были пришпилены узкие полосы бумаги, делал одновременно по десяти акварелей. Спешка почти не отражалась на качестве: рисунки были нежными и точными.

Я тоже получил заказ. Семья богатых феодосийских караимов попросила Волошина сделать портрет маленького сына. «Я рекомендовал вас», — сказал Волошин. Ребенок был капризен и некрасив. За моей спиной, громко сопя, стоял тучный папа и давал советы. Портрет получился ужасным. Заказчики отказались его взять. Волошин отправился к ним сам, устроил скандал и принес деньги. На них я смог уехать к отцу в Ялту. В папке с рисунками я вез подарок — несколько волошинских акварелей.

Стоя в толпе на набережной, я видел торжественное прибытие генерала Я. А. Слащова, которого называли Слащовым-Крымским. Это был тот самый генерал, который славился жестокостью и военными талантами, неудачливый защитник Перекопского вала, эмигрировавший вместе со всеми, а потом вернувшийся, прощенный советской властью и читавший лекции в военной академии. Именно он был прообразом Хлудова из булгаковского «Бега», поставленного сначала на сцене, а затем и перенесенного на экран.

В ялтинском театре играла труппа, которой руководил Павел Иванович Ильин, обрадовавшийся встрече со своим учеником. Ставили «Идиота». Ильин играл князя Мышкина, В. Блюменталь-Тамарин — Рогожина. Оказался в Ялте и Эдуард Антонович Штейнберг, мой первый наставник в живописи. Он предложил мне вновь заниматься у него, и предложение это было, конечно, с благодарностью принято.

Возник Спиро — бывший хозяин прогоревшего севастопольского «Арлекина». Он опять арендовал какой-то подвал на набережной и собирался открыть в нем кабаре «Кикимора». По его заказу я сделал несколько эскизов. У входа должно было быть очень яркое панно, на котором я изобразил лестницу с сидящими на ступеньках Пьеро и Арлекином. А наверху лестницы располагался ярко-красный уродец с разными глазами и ушами, как у летучей мыши. Сбоку от Кикиморы помещался желтый месяц, обвитый тонким, завернувшимся спиралью хвостом чудища.

…Надвигалась осень. Отец, уехавший раньше, вызвал меня в Севастополь. В городе росла паника. Каждый день пароходы общества РОПИТ отходили переполненными. Пункт назначения был один: Константинополь. Я и сейчас с ужасом вспоминаю то невообразимое, что творилось в Севастополе, когда к городу подходили красные. Обезумевшие люди рвались к порту. На моих глазах генерал Май—Маевский, привстав в машине, выстрелил себе в висок.

Вместе с Красной Армией в городе появился Лев Руднев, архитектор, а в то время комиссар, занимавшийся вопросами культуры. Он объявил, что ему нужны художники. Пришли всего двое — молодой живописец Николай Кощеев и я. Мы делали агитплакаты, я расписал красноармейский клуб, некоторое время проработал в Севастопольском отделении КрымРОСТА, рисуя «Окна сатиры».

В начале февраля 1921 года отец, бабушка и я погрузились в теплушку одного из редких пока поездов, которые шли на север, в Москву. Мы ехали туда тридцать один день… ‹…›

Юткевич С. Собрание сочинений в 3 тт. Т.1. М., Искусство, 1990. С. 67–68.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera