Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
В зрительном зале Сталин
Предисловие к «Запискам Шумяцкого»

Случалось это нередко, иногда пару раз в месяц. Вечером, часов около девяти, предварительно отужинав в компании своего ближнего круга, товарищ Сталин вел соратников в кино. «Кинозал, — вспоминала дочь вождя Светлана Аллилуева, — был устроен в помещении бывшего зимнего сада, соединенного переходами со старым кремлевским дворцом» ‹...›. Длинная процессия шествовала «в другой конец безлюдного Кремля, а позади ползли гуськом тяжелые бронированные машины и шагала бесчисленная охрана... Кино заканчивалось поздно, часа в два ночи: смотрели по две картины или даже больше...» ‹...›

На протяжении почти десяти лет, вплоть до своего ареста в январе 1938 г., ответственным за кремлевские кинопросмотры был Борис Захарович Шумяцкий, начальник Главного управления кинофотопромышленности при СНК СССР. Родившийся в 1886 г. в Верхнеудинске, каторжно-ссыльном местечке, он прошел школу профессионального революционера, которого, как и военного, судьба и воля начальства бросали из края в край, от назначения к назначению. После октября 1917 г. ему довелось поработать в Монголии и Персии, выполняя торгово-дипломатические миссии, а заодно и более деликатные, пока номенклатурный жребий не сделал Шумяцкого главой советского кино.

Видимо, Борис Захарович обладал врожденной деловой хваткой. Он умудрялся (и это видно из его записок) подать продукцию своего ведомства на суд вождя наиболее выигрышным образом и извлечь из благоволения верхов наибольшую выгоду для кинодела. Это было занятием непростым и небезопасным.

Коба, как по дореволюционной манере часто именует Шумяцкий Сталина (на что осмеливались лишь немногие из старых сподвижников), сам некогда слагавший стихи, возможно, обладал более утонченным художественным вкусом, чем Каганович, Ворошилов, Молотов и другие участники кремлевских культпоходов. В восприятии Сталина зрелищность картины изредка могла перевесить ее политическое предназначение.

И все же кино, как и все иные жанры искусства, оставалось для вождя орудием политики, причем кино требовало особого контроля. Однако советская «киношная братия», несмотря на вымуштрованность, порой порывалась нарушить стройность рядов, чаще по недомыслию, иногда из-за непартийно истолкованной свободы творчества. До поры до времени Шумяцкому удавалось улаживать идеологические недоразумения, оберегая талантливых художников, небезуспешно выпрашивать высшего благословения и денег на создание отечественной киноиндустрии. Но жизнь царедворца непредсказуема. Без видимых причин фавор сменился опалой, и в июле 1938 г. жизнь Бориса Захаровича Шумяцкого оборвалась на печально известном расстрельном полигоне в Бутово.

Любители кино могут быть признательны Шумяцкому за «Веселых ребят», «Чапаева», «Петра I» и многие другие классические ленты, появлению которых он способствовал по мере своих сил. У историков есть иная причина для благодарности. На протяжении нескольких лет Шумяцкий вел записи, почти стенографические, разговоров и реплик, которыми обменивались зрители элитного кремлевского кинозала. Трудно сказать, делал ли он заметки во время сеансов или по памяти воспроизводил услышанное позже, но Борис Захарович сумел передать не только суть сказанного, но порой даже стилистические особенности речи. Причем, в отличие от стенограмм выступлений больших вождей на официальных мероприятиях, когда каждое слово было взвешено до того, как быть произнесенным, а при необходимости позднее исправлено или заменено, записи Шумяцкого зафиксировали живую, не протокольную речь людей, собравшихся своим узким кругом, чтобы немного развеяться. Но что поделаешь, если ремесло властителя заставляет его и в минуты отдыха думать о политике и подмечать классовую подоплеку даже самой банальной сцены?

До нас дошло 63 записи, если угодно — непринужденных зарисовок Сталина и его приближенных. Часть записок не сохранилась, а иногда «сеанс» не запечатлевался на бумаге. Материалы Шумяцкого хранились в так называемом личном фонде Сталина, куда они попали, скорее всего, после ареста Шумяцкого. ‹...›

Андерсон К. Вступительная статья // В зрительном зале Сталин, или «Записки Шумяцкого» // Альманах. «Россия. ХХ век».

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera