Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Сошлись на ненависти
Путь «новых тихих»

Борис Хлебников: то, что мы называем чернухой, — это наша невнятность высказывания. Вот у меня к самому себе и к нам всем есть это обвинение: невнятность самого языка и послания. Когда мы рассуждаем на какую-то тему, то говорим очень скомканно, больше переходим на ругань, чем на прямой рассказ. ‹…› мы предчувствуем какой-то ужас, страх перед властью, перед жизнью. ‹…› наше поколение — «новые тихие». Это очень точное название. Мы ругаемся и боимся всех этих ментов — пятимся назад и как бы шепчем: сволочи, ублюдки и т. д. На мой взгляд, кино должно быть уже намного более громким и свободным. Мы должны не шептать, а производить кино куда более прямого социального действия.

Елена Стишова: сформировавшееся, сложившееся поколение художников, имеют опыт, социальный и культурный, сложившийся уже в постсоветские времена. И так получилось исторически, что этот опыт оказался негативным.

[Он] избавил нашу кинокультуру от того инфантильного «прекраснодушия», которое многие путают с гуманизмом. ‹…› гуманизм ‹…› превратился сейчас в расхожую монету. С его вроде бы вполне бесспорной позиции очень удобно шельмовать новое поколение художников, обвиняя их во всех смертных грехах и прежде всего в антипатриотизме, презрении и нелюбви к собственному народу. ‹…› Это извечная борьба между архаистами и новаторами, борьба идеологическая, очень тяжелая, сложная, я бы даже сказала, политическая борьба. Думаю, что скоро она не кончится, ибо адепты этой самой архаики, которая прикрывается великой русской традицией, имеют поддержку во власти.

Игорь Мишин: Мы рассматриваем историю формирования нового режиссерского поколения, должны попытаться ее рассмотреть не в отрыве от жизни, да и кинематограф — не чистое искусство, которое в нашей стране с ее экономическими и политическими реалиями создается в пробирке.

‹…› на мой взгляд, режиссеры, которые формируют новую картину мира, заслуживают всяческого удивления и поощрения. ‹…› на сегодняшний день это чуть ли не единственные художники ‹…›, которые в массе своей пытаются сформулировать новые смыслы нашей жизни. ‹…› На фоне интеллектуальной импотентности, когда в общество не вбрасываются никакие идеи, которые могли бы консолидировать его, возникает некая пустота, в которой режиссеры этой волны пытаются построить хотя бы какую-то картину мира. И каждый делает это, как ему видится, как он ее переживает.

Андрей Плахов: Попытки сформировать новую волну происходят у нас уже очень давно. На моей памяти — чуть ли не двадцать лет. ‹…› Сравнительно недавно к этому вернулись, когда упомянутые мною режиссеры, действительно будучи очень разными, одни тихими, другие громкими, стали пытаться разными способами отражать социальную реальность, когда делать это стало довольно трудно.

Сегодня мы видим совершенно другую картину. Эти режиссеры существуют, но их фильмов нет в конкурсной программе «Кинотавра», и понятно почему. Их пути опять начинают расходиться. Такая ситуация осложнилась в связи с тем, что осложнилась сама структура сегодняшней кинематографической жизни. Произошла реформа ‹…› и в результате дело даже не в том, что произошла какая-то реструктуризация финансирования, а просто возникла некая каша в головах. Люди перестали понимать, куда им обращаться, как финансировать свои проекты. Кто-то резко сдвинулся в коммерцию, кто-то в сериалы или еще куда-то. ‹…›

Не теряю надежды, но выражаю серьезную тревогу за судьбу нашей новой режиссерской смены или «новых тихих». Как бы вообще все тут у нас не затихло. Как это было уже не один раз в новейшей истории российского кино.

Нина Зархи: Борис Хлебников честно признался в своей растерянности. ‹…›. Мне хочется спросить режиссеров о ее последствиях — художественных. Ведь уловить и зафиксировать растерянность общества — значит как раз попасть в актуальное, понять что-то главное о нашем времени. Но где фильмы, в которых это состояние было бы осмыслено?

Владлена Санду: Борис Хлебников сказал про «новых тихих», а теперь уже даже не тихие, а вообще какая-то пустота. Но после нее всегда идет серьезный взрыв.

Стас Тыркин: Есть некая аутичность как черта поколения. Может быть, на смену хлебниковскому определению надо это использовать. Но это не оскорбление. Это люди, замкнутые на себе и на своем ближайшем круге. Камера — как средство познания прежде всего себя.

Жоэль Шапрон: ‹…› когда появились Хлебников, Попогребский, они все-таки представляли некое общее поколение, несмотря на то что снимают абсолютно разные фильмы. В том числе и благодаря тому, что, в конце концов, они представляли собой некую команду, сумели создать Киносоюз и дать голос новым тенденциям. Может быть, и новым сюжетам, это тоже было важно. ‹…› вы можете снимать абсолютно разное кино, но все же будет лучше, если вы соберетесь и будете идти дальше вместе.

Борис Хлебников: Не было «новой волны». Каждый про свое рассказывал. «Новая волна» возникает, когда люди что-то любят или что-то ненавидят вместе. Один раз что-то общее блеснуло на Кинотавре, где были фильм Хомерики, Мизгирева, Прошкина и мой. И «2-Асса-2» была. Вдруг все, не сговариваясь, сошлись на одном и том же. На какой-то ненависти, не на позитивной вещи, но сошлись. Это жизнь только жизнь может сводить — никак иначе не смогут сойтись Годар с Трюффо. Один в Мао влюблен, другой в Хичкока. Как они могут сойтись? Да только на почве ненависти к старшему поколению кинематографистов. ‹…› Мы, может быть, хотим манифеста. Публика хочет, художники хотят, может быть. Но в обществе нет повода. А мы просто пересмешники того, что происходит вокруг.

Зара Абдуллаева: Отчасти мы, критики, способствовали нынешней ситуации, но действовали из благих намерений. Когда появились фильмы Хлебникова, Попогребского и других товарищей, мы их очень поддержали. Нам казалось, что вот-вот все наладится, хотя многие из нас писали и вполне критические статьи, говорили о том, что это подражательное кино, ориентированное на европейские арт-стандарты и т. п. Мы, если честно, переоценили так называемую «новую волну». Вскоре выяснилось, что им -сказать особенно нечего. Или они стали стремиться в коммерческое кино.

Теперь появилась тенденция во что бы то ни стало не травмировать наше как бы авторское кино, поскольку оно не финансируется и т. д. Социальная и политическая ситуация давят на профессиональную, художественную и этическую позицию критиков.

Если режиссер N, в фильмах или спектаклях которого мы видим недостатки, подвергается социальным и политическим репрессиям, то критиковать его считается неблагородным делом. Тут вступают в жизнь этические законы. И это совершенно не разрешимая в нашей стране проблема. Она кажется едва ли не вечной, она постоянно в истории режиссеров, критиков и власти повторяется. Действуя в защиту, мы растлеваем своей поддержкой этих режиссеров. Это обстоятельство, как и другие причины, приводит к их опустошению.

Анна Меликян: Я не согласна. Когда я говорила, что нет режиссеров, то не имела в виду тех, кого мы называем. Те как — нормальные мужчины, пошли зарабатывать на телевидение. Дружно подняли его уровень. Сегодня все они — и Хлебников, и Попогребский, и другие прекраснейшие режиссеры — снимают замечательные сериалы. И я уверена, что им, конечно, есть что сказать. У них будут еще большие фильмы.

Дондурей Д. «Новые тихие». Режиссерская смена — смена картин мира/ Круглый стол с Хлебниковым Б., Звягинцевым, А, Манским В., Местецким М., Греминой Е., Мишином И., Рузановым А.,
Роднянским А., Стишовой Е., Плаховым А., Абдуллаеваой З., Белопольской В., Зархи Н., Матизеным В., Малюковой Л.,
Гансом Иоахимом Шлегелем (Германия) // Искусство кино. 2011. № 8.

Дондурей Д. Актуальное кино. Личные версии. «Круглый стол» «ИК»/ Круглый стол с Хлебниковым Б., Мизигревым А.,
Роднянским А., Зархи Н., Матизеным В., Шапроном Ж. // Искусство кино. 2014. № 8.

Дондурей Д. «Кинотавр»-2015. Кино молодых: новые песни о главном/ Круглый стол с Плетневым К., Власовой Д., Уткиным А., Рахмановой Т., Иконниковым Н., Санду В., Тамаровым В.,
Кулагиным М., Сальниковым Е., Покровской Н., Самошиной С., Стишовой Е., Абдуллаеваой З., Любарской И., Алиевой С.,
Тыркиным С., Гудковой А., Шапроном Ж. Роднянским А. // Искусство кино. 2015. № 6.

После «Позора»// Сеанс. 2010. 11 июня.

Дондурей Д. Из двух углов. Подмена понятий. Поединки профессионалов/ Круглый стол с Файзиевым Д., Борисеевичем Р., Меликян А., Абдуллаевой З. // Искусство кино. № 6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera