Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Бой с темными силами
Пресса о фильме «Сумасшедшая помощь»

Петр Лезников: Хлебников взял персонажей, с которыми другой автор снял бы социальную драму на злобу дня — ему же удалось рассказать о старых ценностях так, что в них начинаешь по-детски верить. Рассказать небанально и метко. Дон Кихот, его дочь, Санчо Панса и человек, которого ни для кого нет, — всё в этой истории сыграно остроумно (скорее «точно», чем «смешно») и просто.

Артем Сопин: Хлебников — кажется, вновь единственный — предлагает зрителю несколько вариантов восприятия: не только сопереживание действию (хотя и его, конечно, тоже), но и размышление о действии.

Аглая Чечот: Хлебников, в этом ему не откажешь, умеет создавать довольно сложное ощущение одновременной полнокровности и скудности мира, постоянного отталкивания от него и финального смирения с ним. ‹…› В «Сумасшедшей помощи» ‹…› все, что стало приметой индивидуального стиля Хлебникова, — внимание к деталям, отсутствие страха перед подробным вглядыванием в мелкое и неказистое, обилие эпизодических лиц, преобладание побочных сцен и линий, юмористические «сюрпризы» — доведено до совершенства, так что совершенства эти едва ли не превращаются в некую индивидуальную манию. Здесь внимание режиссера занимают пограничные массовым интересам персонажи и вещи: сумасшедший пенсионер, гастарбайтер, который остался без работы, милиционер-неудачник; спальный район, утки, скамейки, дворики, помойки. И без того неяркий мир говорит монотонными монологами сумасшедшего старика, последнего Дон Кихота.

‹…› Выбор Хлебниковым таких героев и такого сюжета безусловно интересен и смел, потому что именно в наше время любая бескорыстная помощь может быть только сумасшедшей. Кошмарно, но бескорыстный помощник у нас больше не вызывает сопереживания.

Мария Кувшинова: Герои «Сумасшедшей помощи» подвешены в разреженном воздухе ‹…›. Для того, чтобы вступить в контакт с другими, нужна искра подлинного безумия‹…›. Кино стало слепком атомизированного общества, в котором горизонтальные связи рухнули под тяжестью истории, а их восстановление подменено строительством вертикали.

Важно, что в отсутствие подлинного вербального общения ‹…› универсальным языком у Хлебникова становятся артефакты советского быта: холодильник «Юрюзань», вымпел со значками, клетчатый термос, сова из макраме, красно-оранжевый железный горшок с крышкой, плюшевый олимпийский мишка, брошюрки из серии «Мои первые книжки». ‹…› единственно возможным и понятным (в том числе и для зрителя) языком становится мертвый язык, язык воспоминаний об общем прошлом. ‹…›

Отчаянный, болезненный инфантилизм героев — следствие все той же травмы пробуждения от утопического сна, мечта о возвращении в комфортную утробу, в укутанную снегом советскую Москву, где нет гастарбайтеров, подлецов в серых фуражках, зла, но есть отец и маленькая девочка, и книжка с картинками, одна и та же на всю страну.

Ксения Косенкова: Борис Хлебников — [режиссер] с обостренным чувством происходящего, способны[й] или хотя бы пытающи[йся] передать ситуацию распада адекватными ей средствами — на интуиции и догадках, при содействии особой наблюдательности.

‹…› «Сумасшедшая помощь» еще болезненнее проявляет искомое «узнаваемое»: рутинную агрессию одних, тоскливую заброшенность других, монструозность города, растерзанность связей, мутность ориентиров. Авторское пространство складывается в фильме из двух пластов — гиперреалистического и сказочно-литературного. Реализм — в бытовых деталях, сказочность — в главных героях. ‹…› Интонация «Сумасшедшей помощи» сродни тихой «подмороженности» скандинавских трагикомедий, сродни им и способность время от времени бить зрителя под дых, будто проверяя на степень сострадательности. ‹…›

С подачи самого Хлебникова героев сравнивают с Дон Кихотом и Санчо Пансой, Геной и Чебурашкой, Карлсоном и Малышом. ‹…› Узнавание здесь — литературное, на уровне культурной памяти, и от того оно особенно контрастно с узнаванием бытовым, причем не только городской современности — эпохи «съема» гастарбайтеров на границе Москва- Мытищи, автомобильных сигнализаций и кур-гриль, — но и прошлого, чего-то из детства. Прошлое — это квартира ‹…› — обустроенное жилище среднего советского инженера с зарплатой в сто двадцать рублей, заповедник рассохшихся шифоньеров, колченогих кушеток, пожелтевшей пластмассы и переводных картинок. ‹…› Преломление из этих законсервированных в ушедшей реальности и времени ориентиров «верх-низ» и «хорошо-плохо» в современность, где агрессия буднична и ненаказуема, не может не быть «сумасшедшим».

Роман Волобуев: Хорошим режиссерам положено походить на своих персонажей, и главные — герои «Сумасшедшей помощи» — один из которых все время ест и молчит, а другой идет на бой с темными силами, вооружившись резиночкой и калькулятором на солнечных батарейках, — довольно точно символизируют творческий метод Бориса Хлебникова, по-плюшкински экономящего на репликах, крупных планах, движениях камеры, вообще на всем на свете, и принципиально ведущего свою войну на мало кому видном пустыре, где-то там, за гаражами.‹…› Прямым (ну почти) текстом: в прошлом одно безумие, настоящее — чистое зло, единственная работающая логика — это логика сумасшедшего. Последнюю мысль Хлебников формулирует с безжалостностью, неожиданной для режиссера, чьи прежние работы любили снисходительно хвалить словом «обаятельно».

Екатерина Барабаш: «Сумасшедшая помощь» — это кусок нашей жизни, выхваченный взглядом отчаянного пессимиста. Здесь все паршиво. ‹…›

C подачи Хлебникова мы начинаем понимать жуткую вещь: а ведь всякое добро не только обречено, оно еще и само по себе чрезвычайно глупо. ‹…›

Спасительные тезисы вроде «Красота спасет мир» или «Добро побеждает зло» все чаще становятся в современном серьезном кино объектом полемики. ‹…› Все чаще в современном кино зло наголову разбивает добро, и это не случайность, а закономерность нынешней жизни и восприятия мира художниками. Борис Хлебников, один из самых интересных режиссеров нового поколения, в предыдущем своем фильме «Свободное плавание» мягкими штрихами наметил эту мысль. В «Сумасшедшей помощи» он — несколько скомканно, по большей части интуитивно — довел эту мысль до логического завершения. Если «Свободное плавание» — фильм смешной и страшноватый, то «Сумасшедшая помощь» — фильм больной и страшный. И смех во многих сценах напоминает смех санитаров в морге. Наверное, там тоже бывает весело.

Лезников П. Сеансу отвечают: Сумасшедшая помощь // Сеанс. 2010. № 41–42.

Сопин А. Сеансу отвечают: Сумасшедшая помощь // Сеанс. 2010. № 41–42.

Чечот А. Дорогие мои москвичи // Сеанс. 2010. № 41–42

Кувшинова М. Рецензия на фильм «Сумасшедшая помощь» // OpenSpace.ru. 2009. 18 сентября.

Косенкова К. Винни-Пух спешит на помощь // Сеанс. 2010. № 41–42.

Волобуев Р. Страшная комедия про психа, обжору и злые силы // Afisha.ru. 2009. 2 сентября.

Барабаш Е. Смех в морге // Независимая газета. 2009. 17 сентября.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera