Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Шесть аргументов «Потемкина»
Пресса о фильме

1) «Потемкин» — Тиссэ и 1-й фабрики Госкино — доказал, что наша кинотехника по качеству своей продукции доросла до западной. Мы еще бедны. Советские кинохозяйственники еще имеют право жаловаться на недостаток ампеража, на плохую пленку, на отсталость аппаратуры, но если путем героических усилий они сумели создать «Потемкина» — значит, «объективные условия» не так уж непреодолимы, значит, мы в силах выпускать технически совершенные фильмы. А раз в силах — значит, должны. После «Потемкина» наши фабрики и лаборатории не имеют права выпускать технически испорченные ленты.

2) «Потемкин» Эйзенштейна доказал, что формальные вершины старой (буржуазной) кинематографии не только быстро достижимы, но и могут быть превзойдены. Еще совсем недавно мы с завистью и почтением взирали на голливудских волшебников, бравших «дырку от бублика» и из этого «материала» создававших захватывающее кинозрелище. Их драматургическая механика, их способы отбора и тренировки актеров, их установка и развертывание кадров, их математически рассчитанный монтаж казались нам большой и трудно постигаемой наукой. «Потемкин» вобрал эту науку, отшлифовал и бросил вперед. «Потемкиным» из арьергарда мировой кинематографии (как искусства) мы перескочили в авангард. И если сегодня это сделал талантливый одиночка Эйзенштейн, то завтра, учась у Эйзенштейна и подражая ему, выдвинутся новые колонны молодых, кинематографически грамотных режиссеров которые помчат советское кино дальше и дальше

3) В узкой области спора — о фильме с героем или без него — «Потемкин» Эйзенштейна доказал, что «безгеройная» драма имеет, по крайней мере, не меньшее право на существование, чем все прочие хорошо сделанные драмы. Обыватель и обывательствующие, после ошибок «Стачки» торжественно провозгласившие провал фильмы с коллективом в роли героя, посрамлены, ибо самые отсталые и реакционные из них с волнением следят за перипетиями борьбы этого (кажущегося им схематичным) коллектива. Эпопеи классовых бурь могут быть показаны только так. И в кинопроизводстве будущего этот прием будет одним из самых сильных.

4) В «великом споре» о советском кинорепертуаре, о революции и классицизме, о темах «современных» и «исторических» «Потемкин» Комиссии ЦИК и Агаджановой-Шутко доказал, что перспектива победы все определенней и ярче за первыми. «Потемкинский» бунт в историческом разрезе — небольшое событие, одно краткое явление, эпизод эпизода огромной драмы классовой борьбы. Подобных эпизодов — сотни и тысячи на протяжении хотя бы минувшего куска нашего молодого столетия. В этих эпизодах такие запасы фотогении и динамики, что этого «сырья» хватило бы на долгое время для загрузки всех кинофабрик мира. И никакая самая разжалобная трагедия когда-то существовавших маленьких человеков — от коллежских регистраторов до еврейских неудачников включительно и никакие самые «разъисторические» муки «Таракановых княжон» не в силах так наполнить и захватить зрителя наших дней, как даже второстепенное событие революции. Уважаемые защитники «классиков» и «инсценировочек», неужели вы не почувствовали всей увесистости идеологических снарядов «Броненосца»? Он палил по одесским амурам, но основное ядро ударило по вашей вавилонской башне.

5) «Потемкин» — хозяйственного предприятия Госкино — доказал, что в оценке социальной (и экономической) значимости вещей искусства не всегда нужно слепо равняться по рынку. В последние месяцы у нас в кинопроизводстве возникли «теории», утверждающие своеобразные «истины»: если рынок окупает продукт, значит, этот продукт хорош, нужен, социально полезен, значит, нужно выпускать товар именно этого образца. В несколько шаржированном виде эту «теорию» можно иллюстрировать так: «Долой дефицитный Госиздат, да здравствует высокоприбыльный Госспирт», а в применении к кино — «Долой революционные ленты, да здравствует доходный «Минарет смерти». «Броненосец «Потемкин» вдребезги разбил эту «теорию». Убыточная «Стачка» — через «Потемкина» —начинает побеждать рынок, а с «Минаретом смерти», как и с водкой, революция будет бороться, хотя бы рынок и оплачивал их самым высоким процентом.

6) «Потемкин» — кинематографии — доказал, что сильнейшим искусством нашей эпохи является кинематограф. «Потемкин» убедил и покорил еще совсем недавних консерваторов и кинофобов (В. Блюм и др.) После этой картины едва ли найдутся идейные «пошехонцы», рискующие отрицать могущество кино. Ни театр, ни изо, ни литература не дали революции произведений, равных по экспрессии этой киновещи. Отныне не подлежит сомнению — на сегодняшний день кинематограф открыватель путей и вождь искусств.

Лебедев Н. Шесть аргументов «Потемкина» // Киножурнал АРК. 1926. № 2.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera