Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Я считал часы, когда смогу посмотреть эту картину
Сергей Герасимов о первом просмотре

Интерес к творчеству Эйзенштейна у нас, ФЭКСов — молодой команды начинающих кинематографистов, — родился еще до кинематографического дебюта Сергея Михайловича. Мы увидели спектакль «На всякого мудреца», который поразил нас. Потом — «Стачку», которая, но сути, перевернула все наши представления о кинематографии как искусстве XX века. ‹…›

«Потемкина» я увидел в обстоятельствах совершенно необычных. В это время я заболел и поехал к себе на родину — в Свердловск.

Из окна больницы я видел, как расклеивали афиши с надписью:

«Гордость советской кинематографии «Броненосец «Потемкин». Я смотрел на афишу каждый день из своего окошка и считал часы, когда смогу наконец посмотреть эту картину. И когда меня выпустили из больницы, то я, не заходя домой, отправился весьма еще неверной походкой прямо в кинотеатр «Колизей».

Был дневной сеанс, но кинотеатр был переполнен до предела.

Пролежав три месяца, я испытывал физическое и духовное расслабление и даже как-то боялся смотреть поначалу на экран. Когда же дело дошло до сцены с брезентом, то я испытал, такое тяжелее потрясение, какое перенести мне было необыкновенно трудно. И вот это впечатление о «Броненосце «Потемкине» сохранилось у меня затем на всю жизнь.

И потом я смотрел эту картину, как и все мы, в разные периоды своей жизни, и после вторичного ее выхода на экран, когда она была озвучена, и никогда не разочаровывался в ней, потому что для меня она положила начало совершенно новому потоку мыслей. ‹…›

Мне представляется, что в этой картине Эйзенштейну удалось выявить сущность кинематографического искусства как прежде всего искусства факта. Живые люди, никак не камуфлированные гримом, актерскими приспособлениями и ремесленными украшениями, поражают силой действительности.

Мне никогда не хотелось выделять из этой картины те или иные «аттракционы», подобно разбитым очкам у женщины на лестнице, или пенсне, повисшему на канатах, или красному флагу... На мой взгляд, вещь эта неделима, она вся соединена необыкновенной мудростью и расчетливой страстью художника, где все поставлено на свое место, где сливаются в единый поток события, лица, где оценки даны жестоко и сочувственно. То есть картина представляет собой такую целостность, какую в конечном-то счете и должно представлять каждое совершенное произведение искусства.

Герасимов С. Фильму «Броненосец „Потемкин“» 40 лет / Искусство кино. 1965. № 12.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera