Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Тема наднационального братства
Наум Клейман о фильме

Благодаря сочетанию «типажной» внешности и локальности реакции на ситуацию мгновенно считываются с экрана и сразу запоминаются многочисленные персонажи фильма: задумавшийся о несправедливости матрос из караула (на юте), скорбящий грузчик (на молу), потрясенный зверством властей студент (на лестнице). Иногда (в «предельных случаях») Эйзенштейн вообще отказывается от экспрессии действия — его типажи «играют» самим своим обликом, который «оформлен» крупностью и композицией кадра, ракурсом камеры, светом. Так бесстрастно, не искажено страданием, будто античная трагическая маска, прекрасное лицо смертельно раненой Матери с коляской, так жертвенно неподвижен, будто храмовая скульптура, Вакулинчук перед винтовкой Гиляровского, так горестно спокойны, будто на православных иконах, силуэты женщин, скорбящих у тела Вакулинчука...

Несомненно, режиссер сознательно включал своих «типажей» не только в монтажную композицию фильма, но и в контексты мировой культуры. ‹…›

С другой стороны, монтажная мозаика персонажей должна была дать «портрет народа» — ясно дифференцированный и в то же время обобщенный. Следовало точно сгруппировать персонажей по легко узнаваемым признакам классов и общественных слоев, возрастов и психологических типов и т. д. Одним из принципов такой стратификации был этнический. ‹…›в фильме Эйзенштейна восстание на «Потемкине» — не результат «голодного бунта» матросов, а следствие их оскорбленного человеческого достоинства. Вариацией той же темы является и эпизод траура по Вакулинчуку.

Начавшись тихой скорбью, траур переходит в митинг с троекратным призывом к социальному единению и национальному братству. И вовсе не случайно тема эта троекратно провозглашается ораторами с еврейской внешностью. Первым в этой цепочке становится как раз юный Мирон Курильский, зачитывающий обращение восставших. Вторым темпераментно говорит о чем-то не названный в титрах Константин Фельдман, играющий самого себя (в 1925 году — журналист, в 1905 году — студент, участник революционных событий в Одессе). Третьей «бундовка» (имя исполнительницы пока не установлено) обращается к народу со словами: «Матери и братья, пусть не будет вражды и различия между нами!» Между этими речами вмонтированы наряду с сочувствующими одесситами типажи двух провокаторов — «тонкого» и «толстого». После речи бундовки «толстый» бросает: «Бей жидов!» — и получает вместо согласия толпы возмущенное «Сволочь!» (слово отчетливо читается на устах еще одного матроса — на этот раз славянской внешности) и град кулаков на голову. Именно этот момент становится «запальником» антиправительственной демонстрации — выражения солидарности одесситов с «Потемкиным».

Тема наднационального братства трагически обернется в «Одесской лестнице» триадой невинных жертв самодержавия: «еврейской мадонны» («матери Абы» — Прокопенко), «прекрасной итальянки» («матери с коляской» — Беатриче Витольди) и русской учительницы (Н. Полтавцевой). Благодаря такой композиции фильм четко прорисовывает историческую закономерность: провокации против «инородцев», репрессии «чужих» непременно переходят в уничтожение «своих»...

Таким образом, приглашение в фильм Мирона Курильского на внешне парадоксальную роль «матроса с еврейской внешностью» было не случайностью, но следствием установки режиссера, которую с блеском выполнили его ассистент — и встреченный им артистичный юноша.

Клейман Н. «В «Броненосце „Потемкин“ снимался мой дед...» // Киноведческие записки. 2009. № 89–90.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera