Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Физиономия кадра
О работе Эдуарда Тиссэ

Если в «Стачке» центр тяжести достижений съемки лежит в условно символическом изображении сцен при помощи двойной экспозиции, то в «Броненосце „Потемкине“» кульминацию достижений съемки нужно искать в композиции кадров. Таких кадров, показывающих необычайную художественную чуткость и композиционное мастерство Э. К. Тиссэ, великое множество в картине. И в сценах на корабле, и в эпизодах массовок, и еще и еще. Эти кадры каждого эпизода, детали и фрагменты необычайно точно, художественно-математически рассчитаны. Ничего лишнего, засоряющего кадр, отвлекающего внимание от цепи событий, проходящих через эти кадры. Художественный эффект этих кадров при всей их строгости и суровости, а может быть и благодаря этому, заключается в их необычайной динамике, эмоциональности и лиричности. Лиричность — одно из неотъемлемых свойств художественного мастерства Э. К. Тиссэ. Но среди всех этих замечательных кадров два кадра выделяются из всех по своей композиции и тем художественным результатам, какие достигаются этой композицией. Это кадры съемки яликов, летящих из порта навстречу броненосцу, и везущих съестные продукты восставшим матросам. ‹…›

В этом окрыленном полете сотен развевающихся парусов явлена такая картина коллективного проявления восторга, радости, любви, надежды, какое не могло бы выразить ни одно лицо даже величайшего артиста. Эта съемка, — и именно съемка, а не сюжетный мотив, напоена через край высшей лирикой такой силы, образности и поэтичности, с которой вряд ли может что-либо сравниться.

В этой-то скрытой образности кадра — ничего общего с «декоративной красотой» не имеющего — и проявляются творческие возможности оператора. Мы видим затем парусники, снятые с палубы. Как по команде разом опускают они паруса. Логическое «содержание» — лодки остановились около броненосца. Действие же этой картины — как будто сотня парусов — сотня стягов склонилась перед героем. В этой образности картин заключена их собственная поэзия, та, которая возникает только в картине, только через съемку. Ибо оба снимка при том же мотиве были бы лишены всяческой символико-поэтической выразительности, если бы они были лишь частью обширного ландшафта. Тогда они бы не определяли выражения, физиономии кадра. Только через несомненно сознательную установку, заполнившую весь кадр до краев парусами, им (кадром) выражена и значимость жеста, становящегося глубиной переживания и смыслом картины. Здесь даже нечего доказывать — поэтическая выразительность сцены создана не мотивом, а съемкой.

Болтянский Г. Культура кино-оператора. Опыт исследования, основанный на работах Э. К. Тиссэ. М.; Л.: Кинопечать, 1927.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera