Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
«Любовник»
Пресса о фильме

Сюжет фильма прост. Герои Олега Янковского и Сергея Гармаша продолжают любить умершую от сердечного приступа женщину, которая на протяжении 15 лет была для одного женой, а для другого — любовницей. Муж (Янковский), интеллигентнейший профессор-лингвист, покойной жене сам периодически изменял, но о ее любовнике и мысли допустить не мог. Тем более ему не могло прийти в голову, что его жена вела двойную жизнь с мужчиной вполне заурядным: сначала военным, а после отставки — работником в паспортном столе. Не только герои, но и зрители «Любовника» не могут понять, с кем же у покойной было больше общего — с мужем или с любовником. Женщина, падающая без чувств на кухне в самом начале фильма, так и остается загадкой. Даже лицо ее не показано: физическая оболочка не нужна в картине, герои которой в отличие от героев обычных любовных историй делят не тело возлюбленной, а ее душу.
Впрочем, «Любовник» допускает разнообразные интерпретации — начиная от банального любовного треугольника и заканчивая философскими обобщениями: сюжет поворачивается разными гранями в зависимости от жизненного опыта зрителя. Так, на одной из пресс-конференций режиссер рассказал о своих наблюдениях за восприятием его фильма зрителями разного пола. Женщинам, которым трудно идентифицироваться с героями, смотреть «Любовника» даже приятно: он совпадает с их наивной фантазией о том, как можно отомстить неблагодарным мужчинам собственной смертью, а потом смотреть с того света, как они здесь будут мучиться, метаться, постепенно осознавая реальный масштаб потери. На мужчин картина производит гораздо более тяжелое и гнетущее впечатление. Что касается самого автора, то он меньше всего склонен навязывать свое понимание: «Я снимал экзистенциальную драму, но каждый найдет в картине то, что ему близко. Меня же интересовали вопросы, кто ты, как ты живешь на самом деле, кто вокруг тебя. Человек жил долгие годы с женщиной, о которой, как выяснилось, ничего не знал, но ему так было удобно. По-моему, иллюзия — самая страшная на свете вещь. Большинство людей не живут в реальном мире, а когда очнутся — боль непереносима».

Маслова Л. Договоримся о любви // Коммерсантъ-Власть. 2002. 28 октября-3 ноября.

 

На кинофестивале в Сан-Себастьяне «Любовник» получил два приза — за сценарий и операторскую работу. Так отметили труд режиссера Валерия Тодоровского, в то время как приз за режиссуру достался китайскому неприкасаемому Чену Кайге. Сценарий Геннадия Островского, просто и точно придуманный, выжимает массу психологических подробностей из лишившегося третьего угла треугольника <...>, а картинка Сергея Михальчука, теплая, сентябрьская, пока не промерзла душа, наполняет фильм какой-то неподобающей и оттого особенно душераздирающей светлостью. Но, конечно, это Тодоровский собрал все воедино и выпустил стройный и, что вдвойне приятно, безответный, преклоняющийся перед неразрешимостью жизни фильм.

Брашинский М. [О фильме «Любовник»] // Афиша. 2002. 1 окт.

 

Сценарная незаурядность «Любовника» очевидна. Хотя в основе всей истории лежит банальный любовный треугольник. <...>
Само участие в проекте Валерия Тодоровского обрекает фильм на успех. Во-первых, не приходится сомневаться в кинематографических способностях человека, снявшего «Любовь», «Подмосковные вечера» и «Страну глухих». Каждый из этих фильмов в свое время называли «новым словом» российского кино. Во-вторых, Валерий Тодоровский несколько лет возглавляет сериальное производство канала РТР. И значит, на примере всех этих «законов», «московских окон», «семейных тайн», «Каменских» и «бригад», которые бьют все рейтинговые рекорды, он понимает, в каком именно кино сейчас больше всего нуждается зритель <...>.

Карахан А. [О фильме «Любовник»] // Коммерсант. 2002. 18 окт.

 

[«Любовник»]. Картина серьезная, по очень хорошему сценарию Геннадия Островского, с замечательными актерскими работами; герои поднимаются даже — страшно сказать! — до социальных типажей, и угаданы эти типажи довольно точно; режиссера волнует в самом деле важная проблема — как жить в мире, где рухнули прежние представления, как выбрать между любовью и ненавистью — потому что, если не выбрать, умрешь. И вообще, рассматривать фильм Тодоровского в одном ряду с кинематографом Гинзбурга-Стриженова-Янковского-Кончаловского-Прыгунова в принципе оскорбительно для «Любовника». Все-таки у последних семидесятников — вроде Тодоровского и Месхиева с его «Дневником камикадзе» — сохранилось и чувство формы, и представление о добре и зле, все-таки они не тусуются и занимаются искусством всерьез, да и как не восхищаться теми, кто среди всеобщего обвала планки ставит себе серьезные социальные и эстетические задачи! Я Тодоровского-младшего очень люблю и горжусь, что я его современник: таких умных людей во всяком поколении немного. Но пытаясь вызвать в памяти некий цельный образ «Любовника», понимаешь, что фильм этот смотрится шедевром на фоне кинематографа восьмидесятников ровно потому же, почему и 70-е на фоне перестроечных лет глядятся временем умным и честным. Тодоровский сформировался тогда, и его сдержанный социальный реализм восходит к позднему Райзману и зрелом Авербаху.., но ведь восходит! Ведь «Любовник» есть именно упражнение на темы «папиного» кино с его странными сладкими женщинами и мужчинами, не находящими себе места ни во сне, ни наяву. Очень интеллигентное, пожалуй, что и своевременное, то есть восхищаешься уже не тем, что человек «мама» сказал, а тем, что он написал чудесное сочинение по «Войне и миру». Но рядом с «Войной и миром» его не поставишь, да он на это и не посягает. И тут уже начинаешь спрашивать себя: да что же это произошло со страной в 90-е годы, если после них она так долго и мучительно приходит в себя! Ведь на фоне нашего старого кино все нынешние экзерсисы глядятся примерно, как Безыменский на фоне Блока, в лучшем случае — как Пильняк на фоне Белого!

Быков Д. Назад в будущее // Искусство кино. 2003. № 3.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera