Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Не сатира, а жесткая драма
Пресса о фильме

Юрий Гладильщиков: Эльдар Рязанов удивил почитателей, сняв не сатиру, а жесткую драму «Дорогая Елена Сергеевна» по запрещенной некогда пьесе Людмилы Разумовской, в которой мне лично самым важным казался… Достоевский. Кто-то из четырех ребят, пришедших к учительнице вышибать ключи от сейфа с экзаменационными работами, самоуверенно размышляет об атеизме и религиозности Достоевского, никак не соотнося его с собой. Почему? Да потому что в обществе возникла ситуация «религиозного кризиса», когда «все дозволено», и каждый за себя. Герои Рязанова — нормальные, обычные ребята, но они обычные, как носители идеи «все дозволено». Их сверстники — не обязательно такие же.

Рязанов выбросил монолог о Достоевском, очевидно за ненадобностью, еще кое-где пережал. Получилось странное: к обычной и типичной шестидесятнице приходят обычные и типичные восьмидесятники, которые (все?) злы, наглы, циничны… Может, Рязанов того и не хотел, но вышло, что это как бы образ поколения, но образ-то неточный!

Ростислав Юренев: В понятном стремлении быстро сделать актуальный, даже злободневный фильм Рязанов обратился к отшумевшей уже пьесе Людмилы Разумовской «Дорогая Елена Сергеевна». Концентрируя болезненные и отвратительные качества молодежи, выросшей в атмосфере застоя, пьеса строится по принципу трех единств: учительница и четверо ее учеников борются в течение суток в маленькой квартирке из-за ключа от сейфа, где лежат не устраивающие учеников оценки по математике. С времен фильма «Веревка» Хичхока до «Без свидетелей» Михалкова, такое ограничение времени и, главное, места действия, органичное для театра, приводило в кинематографе к скованности, монотонности, искусственности и даже скуке. Не избежал этих печальных свойств и фильм-спектакль Рязанова.

Неудача довершается актрисой Мариной Нееловой, обычно раскованной, тонкой, естественной; здесь она сначала, усиленно переигрывая, изображает глупую наивность, старомодную суетливость, близорукую доверчивость, а в финале далеко не достигает трагического взрыва чувств, необходимого для осуждения жестокости, цинизма, приспособленчества своих бездуховных учеников.

Фильм-спектакль Рязанова с его сдавленной атмосферой, преувеличенными и во многом надуманными страстями изолирован от естественного течения жизни, и поэтому не вскрывает социальных причин изображаемых пороков.

Ирина Силина: В фильме Рязанова время действия основательно перенесено в наши дни, с новыми приметами и реалиями. И демократизм отношений установлен в большей пропорции. ‹…›

Елена Сергеевна Марины Нееловой всячески старается попасть в унисон, настроиться на молодежную волну в этом, видимо, ее персональный педагогический прием. Но чрезмерную ребячливость взрослого человека всегда наблюдать неловко. Елена же Сергеевна здесь быстро теряет чувство меры, что наводит на мысль о неустойчивости ее психики. И нас в этом не разубеждают. Напротив, именно на этом свойстве дорогой учительницы и играют четыре фирмово экипированных сопляка, взяв разгон гульбе еще на свежем воздухе, решая продолжить увеселительную прогулку под крышей и даже на крыше доморощенного Монмартра. Ведь и из поздравительных тостов устраивают фарс для себя, и на танец Елену Сергеевну «заводят», чтобы всем оказалась видна ее инфантильная необузданность; и сцена обыска квартиры превратилась в фильме в брейкдансовый дивертисмент, шикарную вакханалию аполлоно-венеровых претендентов. Мальчики и девочки здесь просто в разгуле. Потому и подначивают Елену Сергеевну нехотя, и задремать могут, утомленные устроенным измором и явно болезненной уже зевотой и дремотой своей жертвы.

И выходит, что всего лишь компания мелких мерзавцев разгулялась до безобразия: слабовольную и слабосильную женщину довели до полного нервного истощения, да и себя заодно накачали кто вином, кто желчью, кто наполеоновской маниакальностью до потери всяких тормозов.

А ключ? Историю с ключом так, для затравки придумали.

Гладильщиков Ю. Шедевры или долги // Литературная газета. 1988. 21 декабря.

Юренев Р. «Дорогая Елена Сергеевна» // Советская культура. 1988. № 64.

Силина И. Послушайте! // Театр. 1988. № 9.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera