Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Непримиримая, многострадальная
Фрагмент дикторского текста из «Страны родной»

Армения. Древнейшая земля. Родина.

Станем у подножия тысячелетий, и пусть века проплывут перед нами, запечатленные на камнях. Горы, долины, потоки и камни прадедов далеких, которых не суждено уже забыть, куда бы ни занесла тебя судьба — в Европу, Америку, Африку.

Это Армения — родина твоя.

Армения...

Библейский Арарат. Ветхозаветная долина рая на земле. Перенесемся мыслью в этот рай и вспомним, почему же половина народа давно разбрелась отсюда по миру, зачем предпочла чужбину родине своей, назвав ее Арменией многострадальной.

Когда вся почти Европа еще покоилась в доисторической колыбели, здесь уже было наше царство.

Но география вступила здесь во вражду с историей; два мира столкнулись на этой земле: Восток и Запад — превратив Армению в вечную арену исторических потрясений, и положили трагическую печать на судьбу народа на тысячелетия.

Вот древнейшие следы наших предков. Стены. Городища под Ереваном.

Пленница, которую они оставили нам три тысячи лет тому назад. Это было царство Урарту.

Античная эпоха уже знала Армению в семье эллинистических государств.

В первом веке до нашей эры при царе Тигране Великом Армения достигла такого могущества, что даже Рим, для которого она всегда была узлом его восточной политики, не мог ее покорить.

В вековой борьбе с Римом армянский народ не только отстоял свою независимость, но и вырос духовно.

— Когда Рим пребывал еще в язычестве, Армения приняла христианство.

В триста третьем году был заложен Эчмиадзинскпй собор, древнейший памятник христианского зодчества, и была создана армянская письменность.

С пятого века христианская Армения с Вартаном Мамиконяном во главе снова погружается в эпоху войн, — Иранский Восток обрушивается на Армению. Но и в этой кровавой борьбе народ-строитель продолжал творить.

Величественные руины давностью в четырнадцать веков свидетельствуют, что здесь народный гений утвердил свое имя в произведении могучем, вдохновенном.

Здесь был храм «Бдящих сил» — трехъярусный Звартноц, непревзойденный образец армянского зодчества. Здесь творили великие зодчие, художники, ученые, здесь пели вдохновенные певцы камней — армяне-каменотесы.

В седьмом веке врываются арабы-мусульмане. Триста лет ожесточенной борьбы...

Остались руины. Богатырские гнезда. Следы страстей и славы богатырей сасунских.

Здесь под звон мечей рождался эпос народа.

Долго перекатывались опустошительные войны. Но народ возродил свое государство из праха камней и в десятом веке отстроил новую столицу Ани вместо Карса.

Но и ей суждено было погибнуть. Вот ее руины.

Это руины нашего Ренессанса, предвосхитившего на несколько веков Ренессанс в Италии.

Здесь и в Киликии культура средневековой Армении достигла вершины.

Ее растоптали дикие орды монголов, сельджуков и турок-османов (народы-разорители).

Погибла армянская государственность.

С тех пор народная картина «Мать Айастан» вошла в каждую семью, как символ.

Это — автопортрет народного горя.

Армения многострадальная...

Шесть столетий. Шесть мрачных веков персидско-турецкого ига...

Из плодородных равнин народ уходил в горы в поисках непроходимых мест.

И здесь, среди обрывов и диких ущелий, рождались новые очаги непримиримой Армении.

Здесь в суровых трудностях выковались характеры крепкие, упорные.

Врубаясь в горные пещеры, народ прятал свои храмы, реликвии. Здесь свято хранилось все, что уцелело от тысячелетий: родная речь, письменность, знания.

В самые мрачные годы господства завоевателей здесь пламенел творческий дух народа и жила вера в возрождение.

Основоположник новой армянской литературы Хачатур Абовян в своей книге «Раны Армении» так описывал мрачную картину порабощения своего народа и в этой же книге указывал путь к избавлению. Он видел его в России.

Петр Великий первый протянул братскую руку Армении.

Мужественный воин, вождь армянских повстанцев, поднявший народ против персидских поработителей, Давид Бэк, Уже действовал, вдохновленный Петром.

И хотя прошло сто лет, прежде чем армянские повстанцы встретились с русскими войсками в Армении, духовная связь армян с русским народом росла и крепла непрерывно.

Освобождение восточной Армении от персидско-турецкого ига и присоединение даже к царской России в начале XIX века было для армянского народа актом величайшего исторического значения.

«Многое изменится в мире, один народ сменит другой, но, пока живы армяне, они не забудут этого благостного счастливого дня», — писал Хачатур Абовян.

Но двадцатый век принес армянскому народу бедствие, затмившее даже трагедию древних времен.

Германия Вильгельма готовилась к удару на Восток.

Германии нужны палачи! Есть палач!

Цель: Багдад — Индия! Дойчлянд юбер аллее!

Дойчлянд юбер аллее!

Путь — через Армению!

Лозунг Кайзера: «Вырезать всех армян, оставив одного для музея».

Палачи — исполнители в Стамбуле: султан турецкий с янычарами, исконные враги армянского народа.

Спешат. Спешат. Сейчас свершится преступление.

Преступление свершилось грандиозное.

Была замучена, удавлена, повешена, распята, зарезана (турецкими) ятаганами почти половина армянского народа.

Быть может, не надо сегодня смотреть на все это и угнетать свою душу тягчайшими воспоминаниями?! Нет, надо. Сегодня судится [весь] мир. Судятся народы, философия, политика. Судится настоящее с прошлым, человеческое и героическое с звериным и ничтожным.

Пусть же созерцание ужасающего напомнит миру, что это не прошлое, что это было при нас, что земля наша и по сей день рассечена, и за пустынною турецкою границей белеют кости мучеников наших.

Здесь на древних дорогах Армении родился ужас Майданека и Освенцима.

Тысячи недорезанных нашли спасение под флагами представительств нейтральных государств.

Благородный свидетель и очевидец преступления американский посол Моргентау писал о погибших отцах этих сирот:
«Палачи подвергли армян ужасающим пыткам».

Да. Пытки были ужасающими. Ни одной сироте не забыть уже их до конца своих дней.

Обозы печали и страданий потянулись в неизвестность — на север, на восток, на запад, ища спасения под чужим небом.

Довженко А. Страна родная. Фрагмент // Довженко А. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 3. М.: Искусство, 1968.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera