Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Иван
Фрагмент сценария Довженко

Пейзаж...

Пейзаж...

Пейзаж...

Пейзаж...

Необычайно широкий пейзаж великой нашей страны. Он еще больше и шире, чем четыре первых.

На шестом безграничном, как и предыдущие пять пейзажей, бескрайние леса строек, бескрайние строительные леса, леса новостроек.

Этого нельзя увидеть больше нигде в мире.

Размеры строек гиперболичны, как гиперболична наша эпоха.

Это может быть Магнитострой, Челябпнскстрой.

Или Кузбасс, или Ангарстрой.

Или Тракторстрой.

Хочется подняться вверх и еще! больше расширить панораму.

Хочется полететь, не боясь ни романтизма, ни идеализма.

Посмотреть на широкие бескрайние и безбрежные поля колхозов и гигантов с тракторами и трактористами, которых так любят все критики и рецензенты.

До самого Днепра. И сесть прямо в Днепр.

И поплыть по течению, биологически любуясь берегами.

Правым.

И левым.

И еще правым.

И еще левым.

Ибо все-таки:
«Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно...»

Стоит на берегу Днепра интеллигентный Бигуненко Иван Иванович.

... «Мчит сквозь леса и горы полные воды свои».

«...Ни зашелохнет...»

«...Ни прогремит...»

Бигуненко. «Глядишь, и не знаешь, идет или не идет его величавая ширина, и чудится...»

Бигуненко. «...Чудится, будто весь вылит он из стекла, и будто...»

Эх Гоголь, не мог написать-то по-украински!

Задумался. — Ни зашелохнет...

Совсем мечтательно.— Ни прогремит. Да... «Редкая птица долетит до середины Днепра...»

Кадр из фильма «Иван». Реж. Александр Довженко. 1932

Днепрострой.

И Днепр. Широкий. Длинный.

Бигуненко. А через год редкая птица перестанет и думать об этой середине. (Задумался.) «Глядишь и не знаешь...»

— Не знаешь, сукин у бога сын, что тут мелко, — кричит парень по колено в воде. Он невероятно напрягся, тянет канат.

С десяток парней тянут канат в воде.

На мели баржа со строительными материалами.

Эй, раз!

Эй, два!

Эй, три!

В этом же ритме: Чертило на берегу уперся рукой в кол, пришвартовывая плот.

Второй на плоту отталкивается от берега.

Третий,

четвертый,

пятый.

Крик на плоту. Понесло.

Понесло.

Поперло с ревом и гоготом по порогам.

Черт их выдумал!

Их силу, по которой несется баржа «Большевистская весна».

Ничего не слышно:

как завизжат пилы,

камнедробилки,

супер-молоты.

ультравзрывы —

один,

другой,

третий,

четвертый,

пятый.

— Что делается... — говорит женщина в старой сельской хате своей сестре или соседке, черт ее знает. — Берут и берут, и берут. А сейчас и людей начинают брать.

— Скажите же мне, люди добрые... окажите мне, товарищи, для чего нашему коллективу, такому крепкому и здоровому...

Масса колхозников слушает своего Председателя.

Председатель. С такими машинами и организациями...

Таки действительно машины.

Председатель. Для чего и до каких пор, спрашиваю я вас, держать нам лишнюю рабочую силу на селе, когда пролетариат в борьбе за пятилетку требует пополнения своих рядов миллионами новых рабочих.

Слушают.

Гомон пошел.

Дядька (из толпы). Снова о миллионах, о чем бы ни начал говорить, сразу найдет какие-то миллионы.

Гомон.

Гюмон.

Дядька. Миллионщик.

Дядька (что на трибуне). Товарищи!

Дядька (из толпы). Нет такого закона, чтобы насильно высылать из села.

Замолкли дядьки.

Тихо стало.

Поднимается вверх гигантское сооружение Днепровской плотины. Остановилось.

Пауза.

Дядька (с трибуны). Вот я и говорю, хлопцы, дело здесь не в законе. А вот: дадим мы сто человек, да другие колхозы. А там и закон выйдет и покроет все.

Слушают.

Задумались.

Большой общий план.

Наплывом переходит в дорогу па окраине села.

По дороге в поле идут сто человек с котомками и связками одежды.

Вот они сто

дядек,

парубков

и девчат.

На окраине села колхозники со знаменами молча смотрят вслед. Видно, что проводы закончены.

Довженко А. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 1. М.: Искусство, 1966.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera