Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Большевистская фильма
Довженко о «Звенигоре» и ходе истории

Может ли быть что-нибудь неприятнее, чем надпись в какой бы то ни было фильме: «Прошло 20 лет».

Безусловно, единство времени еще до сих пор господствует в кино так же, как веками в египетском искусстве господствовала двухмерная живопись.

Светотень, которая дала такую понятную и законную для нас трехмерность на полотне, — веками завоевывала себе место, идя через протесты и обвинения в волшебстве и фокусничестве.

Попытки отдельных режиссеров и сценаристов, покорных консервативной инерции, доходят в этом отношении буквально до виртуозности.

Фильма с тремя-четырьмя актерами, фильма, где все события развиваются в одной комнате и почти в один день, — разве это не является последним криком моды?

Уж очень неподходящая такая надпись, как «прошло 20 лет».

Что же мне скажет зритель, если я пропущу перед его глазами в две тысячи метров пленки — целое тысячелетие?

Да еще без «интриги», без любви, без Асты Нильсен и Малиновской.

Мой тысячелетний, старый, симпатичный, с хитрецой дед.

Гайдамаки XVII века, плохо ездящие верхом на лошадях, и безумная бойня 1914 года. И победный путь гражданских боев нашей великой революции.

Кричу я, смеясь, никчемному внуку своего деда в Прагу: «Ты! Никчемная пустышка, — подыхай в своей эмиграции!»

А сам я с дедом и другим внуком, приятелем и товарищем, с которым в 1917 году протянул братскую руку через окопы немецким товарищам, — веду наш могучий поезд вперед, к новым достижениям пролетарского труда.

Мой дорогой старый дедусь! Время уже оставило свои наивные чары и никчемное копание в никчемных эфемерных кладах прошлого. Взгляни, какими бесплодными тенями стоят они далеко за спинами нашей техники, нашего неустанного роста.

Сегодня мы строим на днепровских скалах чудо, на тех самых скалах, где тщедушные интеллигенты, сыновья твои, проливали мечтательные слезы. Нудные слезы, которые десятки лет текли по канцелярски кооперативно-педагогическим и пьяненьким усам.

«Эх, и было когда-то!»

Да, дед, и мы также говорим, усмехаясь, это знаменитое «было когда-то», — но мы стали лицом к тому, что есть и что должно будет быть благодаря нашей воле.

Ты уже не бросишь свою темную бомбу-талисман под наш поезд, ибо мы уже везем тебя с собой.

Вы говорите, что кто-то из наших детей не поймет моей фильмы. Что же делать?! Невиновен же я в том, что не могу перед каждым сеансом стать перед экраном и сказать:

«Зритель, если ты что-нибудь не понимаешь, не думай, что перед тобой непонятная или плохая вещь. Поищи причины непонимания в самом себе. Может быть, ты просто не умеешь мыслить. А мое задание заставить тебя мыслить, когда ты смотришь мою фильму. Когда же твоя соседка, глядя на экран, шепнет тебе „это неинтересно“, — подымайся и сейчас же, не теряя времени, иди в другое кино. Моя фильма — большевистская фильма!»
1927 г.

Довженко А. Моя фильма — большевистская фильма! «Звенигора» // Довженко А. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 1. М.: Искусство, 1966.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera