Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
От поэзии к жанру
Андрей Плахов об эволюции режиссера

Александр Митта, шестидесятник и лирик, начинал с фильмов, которые проходили по разряду «кино для детей и молодежи», имели так называемую широкую аудиторию и одновременно приносили своему автору кастовое признание коллег. Эти фильмы — «Друг мой, Колька!» и «Звонят, откройте дверь» — были плоть от плоти оттепельного кино: человечность, поэтичность, влюбленность в милые частности, в славные подробности будничной жизни. Но имелось и отличие — рисковый эксцентризм: А. Митта не боялся взрывать обыденное течение событий яркими зрелищными аттракционами. Его первого среди шестидесятников-авторов поманил жанр. «Гори, гори, моя звезда» и «Сказ про то, как царь Петр арапа женил» — барочные трагикомедии. А «Экипаж» строился по принципу многоуровневого воздействия, когда из нескольких «элементарных» жанров синтезируется сложносоставной: так, первая часть развивалась как любовная мелодрама («покупая» женскую аудиторию), затем повествование мутировало в «экшн» и фильм-катастрофу («забирая» мужчин и подростков). «Экипаж» взял немыслимую кассу, а его создатель-триумфатор окончательно превратился в убежденного сторонника жанра. А. Митта попытался выстроить собственную версию голливудской продюсерской стратегии, решив в «Сказке странствий» разом потрафить вкусам интеллектуалов и «наивной» публики. Однако эта гонка с преследованием двух зайцев имела известный финал: картина не знала настоящего успеха ни у тех ни у других. Что нимало не поколебало А. Митту в его убеждениях. Свои взгляды он подробно обосновал на страницах «Искусства кино». Скепсис тогда вызвала не столько предложенная им модель коммерциализации арт-кино, сколько некоторые не самые удачные опыты самого режиссера в этом направлении. В начале девяностых А. Митта, получив новую возможность воплотить заветные идеи в жизнь, поставил фильм «Затерянный в Сибири».

Здесь были продуманы все основные компоненты интернационального коммерческого успеха: драматический сюжет из недавнего, но уже исторического прошлого; жанр народной мелодрамы; мотивированная фабулой английская речь. Эта российско-британская картина имела неплохой западный резонанс, однако оказалась безнадежно «затерянной» в хаосе постсоветского кинематографа. Возможно, А. Митта выбрал не вполне удачный момент. Тема сталинских репрессий была к тому времени слишком «захватана» и профанирована перестроечными пенкоснимателями, чтобы именно тогда обращаться к ней с нестыдной в принципе целью: придать трагедии доброкачественный коммерческий «формат» — как поступил Спилберг с Холокостом. Означенная параллель имеет смысл еще и потому, что А. Митта — наш несостоявшийся Спилберг, в условиях завоеванной свободы переставший снимать. Его последний проект — версия чеховского «Вишневого сада» с Шарлоттой Рэмплинг и другими международными звездами — так и не осуществился по финансовым причинам. Однако существуют и более глубокие, органические причины.

А. Митта — один из немногих российских режиссеров, склонных к теоретическим обобщениям. Умом он раньше других коллег понял неизбежность скорого конца модернизма как преобладающей культурной тенденции, однако в генах нес «проклятое» авторство, хотя и боролся с ним. В отличие от жрецов интуитивно-почвенного «народного кино», А. Митта предпринял сознательный эксперимент на собственном творчестве, в какой-то степени пожертвовав даже результатами. Во времена же, когда его проекты застопорились, режиссер проявил себя как блестящий педагог в Гамбургской киношколе и на Высших курсах в Москве, а также как автор толкового учебника по кинодраматургии. По-видимому, он сегодня пытается в педагогике и теории достичь того, что не удалось до конца реализовать на практике — инициировать коммерчески состоятельный многоадресный кинематограф, не чуждый интеллигентности, но при этом избавленный от занудных авторских рефлексий.

Плахов А. Митта Александр // Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст. Т. 2 . СПб.: Сеанс, 2001.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera