Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Номенклатурный ромком
Андрей Плахов о фильме «Два дня»

В старом простодушном театре его называли водевилем, а в кинематографе зрелого периода он обосновался под псевдонимами «лирическая комедия» (в советском варианте) и «романтическая комедия» (в американском). У нас лирическую комедию подтравливали за легковесность, но все равно предпочитали ее более опасной сатире. До высшей кондиции и, можно сказать, до иезуитской метафоричности этот деликатный жанр довел Эльдар Рязанов; вырождение жанра красноречиво засвидетельствовал обескровленный римейк «Служебного романа». Даже гений Бекмамбетова (почти без кавычек) не смог вдохнуть новую жизнь в «Иронию судьбы». Казалось, что нынешнее время не способно породить ничего смешного выше планки комеди-клаба. А уж ничего лирического или романтического — тем паче.

Авдотья Смирнова подошла к ромкому с другой — как бы не комедийной, а возвышенной, даже интеллектуальной стороны. Погрузившись во время съемок сериала «Отцы и дети» в атмосферу культурного заповедника, она вместе с соавтором сценария Анной Пармас потянула из тургеневских дворянских гнезд шлейф литературных легенд. Все действие «Двух дней» происходит в музее-усадьбе вымышленного писателя Петра Щегловитого, автора «Записок рыбака» и других хрестоматийных шедевров. Он ухитрился не поссориться ни с Тургеневым, ни с Достоевским, и он же оказался великим мастером приватного компромисса: прижил не одно чадо с крестьянкой Акулиной, но всю жизнь платонически любил Софью Дорн, с которой был знаком всего два дня, но в страстной переписке состоял почти всю жизнь.

 

В экспозиции к фильму пейзаж усадьбы (роль которой сыграло Абрамцево) населяет киногруппа во главе с режиссером Борисом Хлебниковым и актрисами Анной Михалковой и Ксенией Раппопорт: первая должна играть Акулину, вторая — Софью. Но вместо этой киноленты (которую я лично очень был бы не против посмотреть) мы увидим другую. Ксения Раппопорт сыграет в ней нищую, одинокую, неуклюжую, но гордую и страстную музейную работницу, а Федор Бондарчук — блатного замминистра, единоросса, скрытого алкаша, записного циника, а, в общем-то, хорошего парня. И чиновники чувствовать умеют…

Между ними, далекими планетами из разных галактик, вспыхнет огонь. Любовная интрига будет развиваться на фоне нашествия бюрократов-отморозков (лучший — Борис Каморзин с виртуозным матерным монологом) и юродства принимающей их стороны (на этом фланге блистает Евгений Муравин). Работники заповедника (кроме принципиальной Маши — Раппопорт) готовы на все, чтобы сохранить усадьбу от нашествия современных варваров. Ромком насыщен актуальными приметами нашей экономической и культурной жизни, рассыпанными повсюду густо, но не без известного вкуса и иронии.

Заходя на территорию Рязанова, Смирнова не пытается его переплюнуть: ей более дороги любимые тропинки из романов Джейн Остин и фильм «Четыре свадьбы и похороны». Различима в этом фильме и другая, более близкая нам социальная модель уже отечественного производства — «Тема» Глеба Панфилова, где разыгрывалась во многом сходная коллизия: номенклатурный писатель (Михаил Ульянов), выехав в провинцию, оказывал знаки внимания музейной работнице (Инна Чурикова), но та, будучи записной интеллигенткой, отвергала его как эстетически чуждый элемент. Только надрывный драматизм «Темы» переходит в «Двух днях» в мелодраматизм и самопародию. Соответственно снижают тему, уже без кавычек, имиджи современных актёров: Бондарчук — это огламуренный Ульянов, Раппопорт — травестированная Чурикова. Иных социальных типов, которыми было так богато кино шестидесятых, семидесятых и даже восьмидесятых годов, в новом столетии почти не осталось.

Другой источник вдохновения, быть может, подсознательно, режиссер находит в творчестве своего отца Андрея Смирнова (он играет в «Двух днях» коррумпированного министра). Влияние его и его эпохи в этой картине, может быть, и неочевидно, но глубоко; хотя вряд ли он, ненавидящий само слово «мейнстрим», допустил бы столь жирные краски и даже вампуку в изображении деревни. Но дело в том, что Смирнов снимал народное кино для интеллигенции, Смирнова же хочет делать интеллигентное кино для народа, по нынешнему — культурный мейнстрим. Интересно заметить, что «человеческое кино» сегодня пытаются делать в России преимущественно женщины — в то время как раньше именно представительницы «слабого пола» занимали в кинорежиссуре самую жесткую и радикальную позицию.

О намерениях Авдотьи Смирновой сигнализировал уже ее режиссерский дебют «Связь». Покончив с декадентскими увлечениями юности, с культом ярких личностей типа Бунина и Спесивцевой, она предпочла сделать love story из жизни среднего класса, выбрав героев, трогательных в своей инфантильной посредственности. Фильм получился милым, но вяловатым и не вполне органичным для режиссера: все знают Дуню Смирнову как человека, далёкого от «золотой середины». Однако удивительным образом этот эксперимент оказался почти революционным, заполнив пустующую нишу российского мейнстрима — между «лютым артхаусом» и «блокбастерами».

Трудно сказать, насколько обретённая Смирновой ниша — действительно ее собственная. Но разговоры о том, что сказочный хеппи-энд недостаточно облагорожен иронией и в результате прочитывается как «образ идиллического единения грубо прагматичной „путинской“ власти с оппозиционными ей интеллигентскими кругами» (цитирую украинского коллегу Александра Рутковского), кажутся мне спекуляциями совсем из другой оперы. В этой же картине и, правда, очень неглупо обыграны мифология истончившейся культурной прослойки и двойственное отношение современного российского общества к культуре как к чему-то сакральному и одновременно жалкому.

Плахов А. Номенклатурный ромком // Seance.ru. 2011. 6 сентября.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera