Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
«Я не верю в полную свободу художника»
Из интервью Геннадия Полоки

Сегодня исторический материал эксплуатируют не только творцы, но главное — господствующие политические силы. Нынче снимается много исторических картин, на которые находятся деньги — как правило, бюджетные. Большинство этих фильмов утверждают, как плохо было раньше, в советское время. «Вы жалуетесь на нынешнее время! Успокойтесь: раньше было в десять раз хуже!»

<...> Свою недавнюю картину «Око за око» я посвятил двум своим дедушкам: они были младшими офицерами лейб-гвардии: один воевал на стороне красных, другой — на стороне белых. Но при этом они оставались любящими братьями. Этот фильм — история красного террора. После покушения на Ленина были взяты в заложники генералы и высшие чиновники. Их охраняли простые солдаты — вчерашние мужики. В ходе трагических арестантских будней выясняется, что у представителей светской элиты и простых мужиков есть много общего. Между основными персонажами фильма — царским генералом и наивным мальчиком-красноармейцем, мечтающим о том, чтобы соединить христианскую правду с большевистской, — возникает пронзительная человеческая близость. Картина «Око за око» против радикальных крайностей. Я с сочувствием отношусь к людям, искренне стоявшим по разные стороны баррикад. Но я не уверен, что такое моё годами выношенное отношение к прошлому будет встречено с пониманием.
<...>

Конечно, официально цензуры уже нет, но остается репертуарное, да и политическое давление, правда, косвенное, поскольку наше кино существует при поддержке государства. Если же фильм делается на частные деньги, то, как правило, всё определяют инвестор, а также продюсер, который осуществляет его решения.

Нередко режиссеров, особенно молодых, приглашают, когда всё уже решено: сформирована группа, есть оператор, художник, композитор, утверждены актеры. В современной ситуации в основном нужны управляемые режиссёры, а неуправляемые, как правило, остаются без работы.

Современных отечественных режиссёров нередко обвиняют в том, что на экраны выходит «чернуха» — то есть картины, построенные либо на криминале, либо на самых низменных человеческих инстинктах. Уверяю вас, что в основном содержание подобных фильмов определяется теми, кто заказывает музыку — то есть дает деньги.

Я не верю в полную свободу художника — особенно когда имеешь дело с таким дорогим искусством, как кино. Оно всегда будет зависеть от тех, кто даёт деньги и кто помогает фильму дойти до зрителя. В этих условиях от творца требуются мощные волевые и интеллектуальные усилия, чтобы по возможности отстоять свой замысел.

—В нашем доморощенном арт-хаусе есть и талантливые режиссеры, которые, правда, почему-то очень воинственно настроены по отношению к коллегам, исповедующим другие взгляды. Но зачастую под вывеской авторского кино скрываются профессиональная несостоятельность и неумение. Однако отечественные критики, из среды которых вымыло профессионалов и среди которых появилось много людей случайных, далеких от кино, этот поток только приветствуют.

Всё возрастающее количество арт-хаусных картин объясняется еще и тем, что иногда даже талантливые режиссёры перестают верить в успех на национальном прокатном пространстве. Им кажется: в создавшихся условиях единственная перспектива — поехать на какой-нибудь зарубежный фестиваль любого уровня, потолкаться там, может быть, даже заполучить какой-нибудь дипломник. В итоге судьба и содержание многих наших картин стала зависеть не от национальной, а от зарубежной востребованности и они специально подгоняются под формат, диктуемый отборщиками западных фестивалей. <...>

В наших современных фильмах порой невозможно понять, кому сочувствовать: возникает ощущение, что сопереживать зрителю попросту некому. Зато в американском кино всегда есть герой, на чьи неудачи или победы эмоционально откликается публика. В моральном отношении большинство американских картин гораздо приличнее наших современных — вот в чем трагедия! <...>

Полока Г. «На западе наша „чернуха“ воспринимается как экзотика» / Беседу вела К. Воротынцева // Литературная газета. 2012. № 22.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera