Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Возвращение к старому замыслу
Полока о своем фильме «Око за око»

С литературой Лавренева я столкнулся еще в институте, когда играл петлюровца Кабаху в фильме-спектакле по его пьесе «Разлом». Позднее мне удалось встретиться с писателем, и он меня заинтересовал и как личность.

О революции он рассказывал совсем не так, как в школьных учебниках — с пониманием относился к обеим сторонам. С уважением говорил о Деникине: увидев, как его офицеры отбирали у крестьян захваченную ими в 1917-м помещичью землю, он понял, что контрреволюция не найдет сочувствия в народе, и при всем своем неприятии большевизма передал командование генералу Врангелю.

Писать сценарии меня благословил Юрий Трифонов. Мы работали с ним над сценарием «Чайки над барханами» для моего дебюта. К сожалению, в разгар съемок фильм закрыли по идеологическим соображениям. Но я поверил в свои литературные возможности и поначалу даже стал «литературным негром» — писал сценарии с известными литераторами, а иной раз писал за них. На «Республику ШКИД» меня тоже сначала привлекли как литературного доработчика, так как один из авторов книги Леонид Пантелеев не смог написать сценарий.

На «Ленфильме» мне когда-то не утвердили «Седьмой спутник»: мол, тема «красного террора» не пройдет. Тогда я поехал в Москву и прорвался на прием к самому жесткому, но и самому образованному киноначальнику Владимиру Баскакову. И практически проиграл ему весь будущий фильм. Как ни странно, мрачный Баскаков продиктовал помощнику: «Включить картину Полоки «Седьмой спутник» в план студии «Ленфильм». Но главные неприятности были впереди. На студии мне навязали двух соавторов — людей способных, но далеких от моей индивидуальности. А когда я уехал собирать материалы в московских архивах, мне сообщили, что «Седьмой спутник» запущен и что его снимают Григорий Аронов и дебютант Алексей Герман, сын писателя Юрия Германа, одного из лидеров тогдашнего «Ленфильма». Когда их фильм был готов, особого резонанса он не вызвал. Мне кажется, режиссеры, соблазненные острым материалом, возможно, боясь, что я подниму скандал, торопились и не докопались до смысла повести.

У меня ощущение, что в обществе зреют раздражение и злоба. Люди сбиты с толку! И в советское, и в нынешнее время политики корыстно использовали историю. Красные и белые трактуются тенденциозно, в зависимости от тактической необходимости. <...> У меня в картине практически нет отрицательных персонажей. Есть персонажи, которые в это страшное время ведут себя достойно, а другие — не очень. Но и те, и другие имеют право на сочувствие. И когда вздорного царского сановника волокут на расстрел, мне его жалко. Хочется, чтобы, посмотрев картину, люди уходили умиротворенными. Во всех моих фильмах так или иначе есть стремление к яркой форме. На этот раз я хотел аскетизма, избегал трюков, кинематографического эпатажа. Хотя со мной сотрудничали такие мастера формы, как художник Борис Бланк и композитор Эдуард Артемьев. <...>

Кичин В. Над баррикадами (Интервью с режиссером Г. Полокой) // Российская газета. 2010. № 5178 (99). 11 мая.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera