Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Импровизационный талант Петренко
Об исполнителе роли директора школы

‹…› Смелая и яркая импровизация в русле заданного характера всегда обогащает и углубляет первоначальный замысел. А бывает, что и коренным образом его меняет.

Именно так произошло в фильме «Ключ без права передачи». На роль директора школы Назарова Петренко был приглашен не сразу — съемки уже были в полном разгаре, когда актер впервые появился на съемочной площадке, и его появление повернуло в другое русло работу всего творческого коллектива.

В первоначальном замысле главной героиней фильма была молодая учительница Марина Матвеевна. Это она безраздельно овладела любовью учеников — ключами от детских сердец. Однако Петренко сыграл Назарова так, что именно он стал нравственным центром фильма. И произошло это в значительной мере «поверх сюжета» — решающим оказалось здесь человеческое обаяние самого актера, нравственное богатство его личности.

Материал фильма, характер героя потребовали от актера совсем иных стилистических решений, иных средств выразительности, чем те, что дали такие убедительные результаты в «Сказе» и «Двадцати днях». Впервые перед Петренко встала задача воссоздать внутреннюю психологическую динамику образа. Кирилл Алексеевич Назаров, которого в «Ключе» играл Петренко, — человек уже не молодой, военный в отставке. Мы можем судить об этом не только по ромбику военной академии на лацкане нового штатского пиджака, но и по той особенной осанке, манере поведения, четкой лаконичности фраз, которые вырабатываются с годами у профессиональных военных.

Достоверность внешнего рисунка образа является здесь (как и вообще у Петренко) очень важным средством характеристики образа. Человек, уверенный в себе, властный, привыкший командовать, а когда надо — и повиноваться, он тем не менее, став директором школы, чувствует себя новичком в этой не привыкшей к нему и непривычной для него среде. Поэтому особенно сдержан, особенно внимателен, особенно скуп на слова.

Ситуация осложняется еще тем, что в первые же дни директорства, когда Назаров только «примерялся» к новой должности, а школа — и учителя, и ученики — настороженно и выжидательно за ним наблюдала, в выпускном десятом классе произошел острый конфликт, в развитии которого все участники, в том числе и новый директор, должны были четко определить свою нравственную позицию.

Характер Назарова раскрывается постепенно, исподволь. Образ начинает создаваться с мелочей, с частных деталей. Первый проход директора по школе сталкивает его с педагогическими буднями — вот он по-хозяйски замечает выбитое стекло («Стеклышко надо вставить...»), вот с интересом склоняется над малышом-первоклассником.

Постепенно ситуации усложняются: мы видим, как Назаров знакомится со строптивым, самым трудным в школе, десятым классом, слышим его нелегкий разговор с учительницей химии после неудачного урока, наблюдаем, как складываются его отношения с учителями и учениками.

От внешних проявлений характера актер идет к постижению нравственной сути человека. Этой внутренней динамикой определяется и изобразительный рисунок роли. Показательно, что в первых эпизодах фильма камера не фиксирует специально фигуру Назарова: Петренко снят сбоку, со спины, на общих планах, так что зрители могут получить лишь самое обобщенное представление о герое. Постепенно общие актерские планы сменяются крупными портретными, а суховатые лаконичные реплики — темпераментным монологом.

В роли Назарова импровизационный талант Петренко раскрывается в полной мере. Как уже было замечено, у зрителей невольно создается впечатление, что мысли, решения, выводы, к которым приходит Кирилл Алексеевич, рождаются непосредственно в кадре. В значительной мере это достигается тем, что мы постоянно ощущаем не просто присутствие на экране «актера в роли», но самой личности исполнителя. Это его, Петренко, сдержанность и глубина, его искренность и темперамент, его человеческая значительность наполнили столь емким содержанием образ директора Назарова. ‹…›.

Сэпман И. Алексей Петренко. М.: Бюро пропаганды советского киноискусства, 1981.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera