Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Образы смерти
О театральных ролях Льва Свердлина

Свердлин был в «Молодой гвардии» очень земной. Черноглазый, цыгански смуглый, овеянный ветрами степи, он прочно стоял на земле, легкий и плотный. Как всегда, в него верилось и к нему влекло. Гибель Валько воспринималась особенно страшно и мучительно. Он был избит, окровавлен, при этом весь опутан веревками, потому что и раненый Валько страшен гестаповцам. Он шагал крупно, весомо, продлевая каждый шаг художественным растяжением времени. Время было для актера монументально не сдвинуто, не сломлено: умирать идет человек труда, хозяин времени!

И режиссер делал так, что вся сцена придвигалась к зрителю крупным планом, и видна становилась каждая тень на обветренном, обожженном и окровавленном лице Валько — Свердлина...

Поразительно, что Свердлина, такого земного и счастливого, жизнеутверждающего и истинного, так часто на сцене убивали. Свердлин «умирал» на ней много раз, и каждый раз такая сцена игралась и воспринималась как акт человеческой трагедии.
‹…›.

Во «Вступлении» Гуго Нунбах проходил всю сцену по диагонали каким-то необъяснимым шагом, которым он издевательски и в смеси со смертельной тоской воспроизводил па фокстрота. Фокстрот был модным танцем тех времен, в котором дергалась в те годы Европа. Инженер-архитектор Нунбах вынужден был служить верхней прослойке общества, бесстыдной и наглой, служить, как последний униженный и обезличенный лакей; он торговал порнографическими картинками. ‹…›. В конце этой страшной и великолепной мизансцены он принимал яд. И падал с протянутой рукой, как будто обращаясь еще к кому-то со словами: «Мне не нужен врач. Ищите врача для Германии».

...Среди пожарищ Бородина падал сраженный осколком пушечного ядра Багратион. Он не хотел сдаваться, не мог бездействовать, хотя бы и умирающий, — и несколько раз поднимался, все пытаясь оторвать тело от земли. Я помню это почти страшное ощущение, которое шло от Багратиона, когда он вставал, падал и опять вставал: земля тянула его, не отпускала, и с каждым разом все сильнее было ее притяжение, пока она не приковала его к себе навсегда.

...Умирал Полоний, пронзенный сквозь ковер шпагой Гамлета, наказанный за свою излишнюю царедворческую ревностность. Полоний не ждал в этот миг смерти. И поэтому Свердлин в каком-то страшном, последнем нечеловеческом изумлении выступал из-за своего укрытия и, раненный, бросался к Гамлету. То ли он ждал от принца последнего приказа, то ли хотел укорить его за свою смерть, то ли отомстить. Но тут его пластика менялась, отражая последний посыл его воли, — Полоний начинал склоняться в церемонном поклоне, поклон делился на мельчайшие движения, длился как будто невероятно долго! На самом деле пролетала секунда, но время растягивалось в нашем восприятии, потому что актер с совершенной убедительностью воспроизводил момент умирания своего героя. Полоний склонялся все ниже и ниже, пока не приникал во всем своем тяжелом облачении плашмя к плитам Клавдиева дворца ‹…›.

Cцены были великолепны по своему философскому потенциалу. Сделать его видимым и читаемым из зала помогла Свердлину связь между мыслью и точностью естественно-художественного рисунка тела. В движении тела крылась сложная и хитрая система выявления того, что происходило с человеческим сознанием, мыслью, чувством. Только поверивший раз и навсегда в ценность этого актер мог им пользоваться с совершенной свободой.

Велехова Н. Без заката // Лев Свердлин: Статьи. Воспоминания. М.: Искусство, 1979.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera