Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
Таймлайн
19122018
0 материалов
Актер одиночества
О Вячеславе Тихонове — Михаил Трофименков

Сыну рабочего и воспитательницы детского сада из Павловского Посада природа подарила столь аристократический профиль, словно его род восходил к Рюриковичам. А он всю жизнь стеснялся наколки «Слава», сделанной на руке в шальном военном детстве. Уличное воспитание не располагало к сентиментальности, но, провалившись на экзамене, он рыдал в уголке ВГИКа так жалобно, что его взял
на свой курс знаменитый педагог Борис Бибиков. Дебютная роль Володи Осьмухина в «Молодой гвардии» (1948) Сергея Герасимова стала успехом, но не принесла быстрой карьеры. Вячеслав Тихонов десять лет скромно служил в Театре-студии киноактера.

«Фронт за линией фронта». Реж. Игорь Гостев. 1977

Увидев его Медведя в «Обыкновенном чуде» Евгения Шварца, режиссер Станислав Ростоцкий кричал, что сделает из него Жерара Филиппа, но взял на роль шалого тракториста Матвея Морозова в фильм «Дело было в Пенькове» (1957). Он стал не Жераром Филиппом, а Вячеславом Тихоновым. Актером, сумевшим совместить официозность героев с неподдельным, внутренним драматизмом. Чекист-майор Млынский из трилогии Игоря Гостева
о «Фронте без флангов» (1974-1982) в его фильмографии органично уживается с писателем Иваном Ивановичем из «Белого Бима Черного Уха» (1977) Станислава Ростоцкого. Он не только сживался со своими героями, но и сохранял по отношению к ним критическую дистанцию. Это проявилось в последние годы, когда он безжалостно и горько сыграл ушедшего на покой номенклатурного чина, мучимого старыми грехами и поздней любовью, в «Любви
с привилегиями» (1991) Владимира Кучинского и слепого ветерана Моргулиса в «Сочинении ко Дню Победы» (1998) Сергея Урсуляка.

Хотя для миллионов людей актер Вячеслав Тихонов неотделим
от Исаева — Штирлица, он ни в коем случае не был заложником одной роли. О «Семнадцати мгновениях весны» (1973) Татьяны Лиозновой, одном из считанных советских фильмов, имеющих право считаться культовыми, уже не сказать ничего нового. Дорогого стоит легендарная реакция Леонида Брежнева, потребовавшего узнать, жив ли Максим Максимович Исаев, и срочно присвоить ему звание Героя Советского Союза. История, впрочем, не анекдотична: в 1964 году советское руководство узнало о подвиге Рихарда Зорге лишь благодаря французскому фильму о нем. Фронтовик Брежнев не был малым ребенком, путающим вымысел с правдой: дело в другом.

Сам Вячеслав Тихонов говорил, что старался «убрать из-под Штирлица пьедестал, котурны, суперменство, которое так и лезло изо всех фильмов про разведчиков». Благодаря его минималистской актерской работе, сведенной на экране к игре нюансов — пробежавшей по лицу тени смертельной усталости, быстро подавленному дрожанию пальцев, «Мгновения» стали революционным жанровым прорывом. Не только в СССР, но и в мире не было такого фильма о разведке, как о сверхчеловеческой,
но рутинной работе над пропастью, ежесекундной интеллектуальной и психологической дуэли с равными герою профессионалами, достойными его противниками.

Критика, без восторга принявшая холодного, раздражительного, какого-то отдельного от всех князя Андрея в «Войне и мире» (1965-1967), оценила Штирлица за те же самые актерские характеристики, которые раздражали в фильме Сергея Бондарчука. А Вячеслав Тихонов вел собственную партию, независимо от того, в какую эпоху жил его герой. Просто никто не мог назвать вслух его амплуа — между прочим, одно из сложнейших для актера. Вячеслав Тихонов был актером одиночества, он выбрал эту стезю, хотя был способен на азартную, веселую игру. Достаточно вспомнить «Мичмана Панина» (1960) Михаила Швейцера — один из лучших историко-революционных фильмов, где герой, тоже «свой среди чужих», подпольщик во флотском мундире, изобретательно дурил охранку
и старших по званию.

Вячеслав Тихонов в фильме «Утомленные солнцем». Реж. Никита Михалков. 1994

Одинок Болконский, одинок Штирлиц, одинок учитель Илья Семенович в «Доживем до понедельника» (1968) Ростоцкого, «сухарь», фронтовик, живущий с мамой, играющий в своей комнате на рояле, ускользающий от любви, учащий детей благородству на примере лейтенанта Шмидта. Одинок Всеволод Константинович из «Утомленных солнцем» (1994) Никиты Михалкова, приживал в доме победительного комдива.

Кажется, и в жизни Вячеслав Тихонов предпочитал одиночество, жил на даче, вдали от Москвы. А о том, каким он был человеком, очень много говорит один эпизод. В «Белом Биме» самым сложным для актера было сыграться с чужой собакой — так, чтобы зрители поверили: эти человек и животное — единственные близкие существа в этом мире, одна семья. И Вячеслав Тихонов, начиная каждый съемочный день с долгих прогулок и разговоров с Бимом, действительно стал его лучшим другом.

Трофименков М. Актер одиночества // КоммерсантЪ. 2009.
5 декабря.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera