Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Переозвучивали, перемонтировали, переписывали
О работе над фильмом

1972 год. Прекрасный сценарий Юрия Клепикова «Не болит голова у дятла». Самый первый день работы с Динарой. Вместо привычных долгих и подробных разговоров о замысле, режиссерском прочтении, об актерах, наконец, — предложение пойти к ней в гости на чай. Пешком. А жила тогда Динара у своих друзей за Александро-Невской лаврой. Шли долго, полдня, не потому что далеко — просто очень медленно шли по городу: останавливались в парке у мозаичной работы Петрова-Водкина — много говорили о художнике, о художниках (я еще не знала, что Динара рисует), любовались закатным солнцем на набережной (позже Динара будет писать в отдельных сценах рабочих сценариев: время съемок — закатное солнце), долго бродили у решетки Летнего сада (и это было прилаживанием к одной из сцен будущего фильма — Муха и Ирочка у старинных ворот), стояли у пруда, любовались плавающими лебедями — вот бы построить дом Мухи у самой воды! (в картине будет наоборот — у выбранного дома Мухи специально выроют пруд, зальют водой и даже привезут ряску), посидели в саду — вокруг играли малыши, наперебой говорили о детях вообще, о детях собственных. ‹…›

Динара Асанова и Дмитрий Долинин на съемочной площадке

Таким запомнился мне первый совместный рабочий день. И началось. Конечно, мы готовили режиссерский сценарий, составляли планы, сметы, выбирали натуру, интерьеры, но главное, чем мы занимались в период подготовки к фильму, — поиск исполнителей главных ролей, от точного выбора которых зависит судьба всей картины.

В отличие от других знакомых мне постановщиков Динара вместе с работниками режиссерской группы принимала самое активное участие в поисках детей — исполнителей ролей в фильме. Ходили по школам — смотрели на ребят во время перемен или после уроков, на представления, где много детей, на выступления детских коллективов, просмотрели много детских музыкальных ансамблей, посетили все музыкальные школы. ‹…› Долго не могли найти героиню фильма. И однажды Динара привела на студию Лену Цыплакову, с которой познакомилась в гостях.

Определились с претендентами, собрали их всех вместе, прочитали вслух сценарий, обсудили, услышали от ребят много интересного.

Во время кинопроб детям не раздавали привычные листочки с напечатанным текстом. Динара подробно разбирала сцену с ребятами, поведение каждого из героев.

Дети играли эпизод по сценарию, а казалось, они проживали кусочек собственной жизни.

Вот здесь, на кинопробах, и начиналось рождение чуда Динары — ее уникального метода работы с детьми, который буквально ошеломлял своей необычностью. Впервые на съемочной площадке, где проводились кинопробы, детям была предоставлена возможность полной импровизации. Дети чувствовали себя прекрасно: им интересно, для них это не только работа, но и игра, от которой они получают удовольствие. Они — соучастники творческого процесса. С ними разговаривают на равных, их уважают, с их мнением считаются, к их советам прислушиваются. Они — полноправные создатели фильма. А результат — полное проявление индивидуальности, возникновение интереснейших образов, родившихся из сопряжения личности исполнителя и предлагаемой роли. Это для Динары было важнее точного воплощения сценарного персонажа. ‹…›

Динара ненавязчиво ‹…› приохотила всю группу к музыке. Мы ходили вместе на концерты, знакомились с исполнителями. Даже те, кто не очень-то разбирался в музыке, стали ее поклонниками.

С музыкантами было сложно. Они готовы были сниматься, но их не отпускали с основного места работы. Так, чтобы заполучить на съемки ударника Володю Василькова, нам пришлось «сдавать экзамен» художественному руководителю эстрадного оркестра Леониду Осиповичу Утесову. Леонид Осипович «гонял» нас по «Веселым ребятам» ‹…› мы бойко ответили на все вопросы, и Володя был отпущен на съемки.

Работая над «Дятлом», мы — единственный случай в практике Динары — занимались только этой картиной: делали все только для нее, говорили только о ней, думали только про нее. ‹…›

«Дятла» долго сдавали, много раз переделывали — вырезали, доснимали, переснимали, переозвучивали, перемонтировали, переписывали музыку.

В результате наша первая, наша любимая картина «Не болит голова у дятла» получила третью категорию, даже после повторного рассмотрения. (Только третье возвращение комиссии Госкино СССР к оценке фильма — уже в наши дни — восстановило справедливость).

Кривицкая Л. Самый добрый человек // Динара Асанова. У меня нет времени говорить неправду: Дневниковые записи, режиссерские заметки, статьи, интервью Динары Асановой и воспоминания о ней. Л.: Искусство, 1989.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera