Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Кино: Стачка
Поделиться
Настоящий режиссер
Эйзенштейн против Кулешова

Демонстрация этой долгой и трудной работы, имевшей своим начальным последствием изгнание Эйзенштейна из Пролеткульта, показала всем сомневающимся два необходимых вывода: 1) каким одаренным человеком является С. М. Эйзенштейн и 2) насколько велики технические возможности советской кинематографии.

Спецы от кино-критики выражают крайнее изумление о результатах, достигнутых «новичком» кинематографии — С. М. Эйзенштейном. Подумать только! Сколько было писано о специфических свойствах кино-работы, о том, что работа эта ровно ничего общего с практикой театра не имеет, что к постановке фильмы призваны специально избранные по законам фотогении («они никому неизвестны» впрочем, оговаривается гениальный теоретик кино X. Херсонский) экземпляры человеческой породы и готовиться к такой деятельности необходимо всю жизнь по способу великого Кулешова, а вот пришел просто очень талантливый театральный режиссер, прошедший хорошую театральную школу, и сделал фильму, равной которой не найти ни в вашей, ни в заграничной кинематографии. Отчего бы это?

Уж не в сценарии ли дело?

Но просмотр фильмы показывает ее несомненное происхождение от монтажного листа. То, что можно назвать «сценарием», — только иллюстративные эпизоды, наложенные на отдельные места монтажное сводки и естественно возникшие из нее. Фильма эта не может быть рассказана — она задумана и осуществлена зрительно.

Поэтому я, основываясь на просмотре фильмы, утверждаю и предлагаю заинтересованным лицам меня опровергнуть, что «сценарий» составляет только пересказ монтажного листа, составленного С. М. Эйзенштейном на тему одного слова «Стачка», что «сценарий» этот (яблоко раздора и предполагаемая собственность многих лиц) есть посильный пересказ существовавшего до этой операции монтажного изложения С. М. Эйзенштейна, который и является всецело автором этой единственной в мире постановки.

В чем ее особенность? В том, что она впервые разрешила полувековую задачу создания драмы, где героем и главным действующим лицом являлась бы масса. То, чего не достиг Толстой в «Войне и мире» (метод эпохи), то, чего не мог осуществить Гауптман (задание «Флориана Гейера»), то, на чем сорвался Верхарн («Зори»), что казалось осуществимым только путем ликвидации театра и вынесения действия на воздух в обстановку неповторимого материально игрища (Лениногорская постановка «Земли Дыбом») — нашло свое разрешение средствами развернутой кинематографии.

С. М. Эйзенштейн, конечно, не высосал из пальца своего решения — длительная работа Дзиги Вертова во многом ему помогла, но тем значительнее заслуга автора картины «Стачка», если он сумел угадать в достаточно дискредитированном беспредметничестве своих предшественников огромные возможности зрительного повествования подчинением их агитационной тематике.

Теперь, если на больной вопрос: «почему наши кино-фабрики выпускают исключительно дрянные ленты, дающие убыток, сбиваемые с экрана первой попавшейся заграничной пошлятиной и создающие отвращение к тезисам, которые они хотят прославлять?» вам ответят обычной фразой: «потому, что у нас денег мало на постановку, потому что у нас нехорошие актеры, потому, что у нас плохая пленка, потому, что у нас нехорошие химпродукты, гадкие писатели-сценаристы и солнце неважно светит, а земная поверхность мало пересечена» — можно свободно ответить — неправда! В точно таких же условиях создана исключительная лента «Стачка», и вся разница в том, что над ней работал не кино-халтурщик и не «спец» по теории фотогении, а настоящий художник-режиссер.

Нечего валить и на операторов. Тиссэ работал и раньше: результаты его работ не спасали доверенных ему фильм.

Левицкий талантливее Тиссэ: он сумел регулировать скорость движения ленты при съемке позорной пинкертоновщины Кулешова («Луч Смерти», второе, но не понимающее своего комизма издание картины-пародии «Гибель Изверга»), трюки его поэтому проходят в должном «американском» темпе, чего, к сожалению, нет в соответственных местах «Стачки», но картина Эйзенштейна — достижение, картина Кулешова — провал.

А отсюда и вывод: наши кино-фабрики должны развязаться со своими кино-халтурщиками — шаманами «неведомых законов фотогении», обратиться к работе с настоящими режиссерами современного революционного театра, раз навсегда покончить с заповедью: «числом побольше — ценою подешевле» и уничтожить то позорное положение, при котором «производство советской ленты» являлось только ширмой деятельности прокатных конторочек, затенявших наши экраны отбросами продуктов разложения зарубежной буржуазии.

Аксенов И. Стачка // Жизнь искусства. 1925. № 17.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera