Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Кино: Стачка
Поделиться
Маленький белокурый мальчик
О ключевом кадре фильма

‹…› Надо сказать, что не в пример обычной судьбе дебютных работ, «Стачка» имела очень большой успех и привела в движение мысль своих киносовременников. Не забудем, что до нее самые передовые наши режиссеры только и делали, что клялись на «Нетерпимости» Гриффита, видя в ней начало и конец киноизложения. Времени прошло много, и вряд ли кто сейчас будет считать «Стачку» совершенным художественным произведением. Изложена она неровно, попытка ведения рассказа растворилась в образах. Равноправность всех элементов изложения проведена с такой последовательностью, что оно кажется однообразным на всем протяжении. Стремление сделать ритм возможно более напряженным привело к отсутствию разницы в напряжении и томительном однообразии художественного усилия. Из этой массы впечатлений выделяются только некоторые кадры, которые воспринимаются как прекрасные фотографии, то есть именно так, как Эйзенштейн не хотел бы видеть их воспринятыми. Так возникает наказание поспешности в осуществлении теории, еще до конца не проверенной. Однако без этой проверки достроить теорию не удалось бы. Остается рассматривать эту картину как пограничный столб между старой и новой кинематографией, удовлетворяясь его межевым значением и не настаивая на эстетическом. ‹…›

Мне кажется, что совершенство композиции «Броненосца» коренится в малом его отстоянии от «Стачки». Разрядка материала, произведенная пышным барокко первой революционной картины, облегчила волевое напряжение кинокомпозитора и дала ему возможность управляться с вызванными им в поле своего творчества силами.

В «Стачке» ему достигнуть этого не удавалось, и, может быть, именно в силу этого первый фильм Эйзенштейна позволяет нам сразу, на первых же шагах художника, вскрыть основание его творчества, основную побудительную причину, заставляющую его быть кинорежиссером, работать над самой острой революционной тематикой и работать с таким неистовством, которое по всем внешним признакам противоречит его явной неохоте начинать реализацию непрерывно действующего в нем творческого процесса.

Лучший способ оценить любое художественное произведение это, положив между восприятием его и размышлением о нем известное, возможно большее количество времени, мысленно вернуться к нему и постараться вспомнить его в целом. В целом вспомнить его сразу обычно не удается, в памяти всплывают отдельные детали или даже одна деталь целого. ‹…›

Если мы применим тот же метод к «Стачке», из общей сумятицы слившихся в нашей памяти движений и перспектив с большой отчетливостью вырастет гребенка конских ног на горизонте кадра, и мы отметим влияние Эдгара Дега. Непосредственно за этим возникает более сильное воспоминание: те же конские ноги, но уже в профиль, образуя фронт по прямой, секущей кадровый квадрат от правой четверти нижнего основания к половине верхнего. Левая сторона квадрата свободна, только на земле, перед самыми ногами драгунов, готовых броситься в атаку на забастовщиков, сидит ничего не подозревающий ребенок. Маленький белокурый мальчик. Его вьющиеся волосы треплются по ветру. Круглые щеки повинуются улыбке губ, он безмятежно счастлив. Его сейчас растопчут. Достаточно одного взгляда на семейный портрет Эйзенштейнов, чтобы узнать этого ребенка. Таким был режиссер в дни, когда царская действительность прервала нормальное развитие его сознания и заставила его решать вопросы, которые были часто непосильны и развитому мышлению взрослых.

Это ключевой кадр картины. Настоящее художественное творчество всегда автобиографично: художник рассказывает в образах себя. Эйзенштейн знает одну эту тему, и она заставляет его творить. В ней мало радости, и переживается она художником не в идиллических тонах. ‹…›

Она имела шумный успех в «Броненосце „Потемкине“», где эпизод с тем же ребенком, расстреливаемым на одесской лестнице в колясочке, стал классическим, упоминается почти в каждой теоретической работе по киноискусству и обязательно фигурирует в любой коллекции данных о современной кинематографии. Сам автор, как мы видели, не преминул поместить его в список своих «технических» достижений. Он стремится представить его только как «удачный прием». Может быть, ему и удалось обмануть кого-нибудь, но не больше, чем наивному толкованию «Ворона», в котором Эдгар По настойчиво убеждал читателя в чистой техничности издания, которое он выполнил у изголовья умирающей Виргинии.

Аксенов И. Сергей Эйзенштейн. Портрет художника. М.: Киноцентр, 1991.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera