Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Не исполнитель, а соавтор
О ролях Свердлина в фильмах Барнета и Савченко

Зрители полюбили Льва Свердлина за давнюю роль рыбака Юсуфа в фильме Бориса Барнета «У самого синего моря». Какой обаятельный парень был этот Юсуф, восторженно любящий товарищей, открытый всем радостям человеческим, жизнерадостный, неподкупный, и как был он близок характеру самого Свердлина! Вот, казалось бы, и надежный, стабильный ориентир для актера, для его будущих режиссеров — выстраивай новые роли «под Юсуфа», и все будет в порядке! Лев Наумович показывал мне тогда сценарии, полученные им с киностудий вскоре после встречи зрителей с Юсуфом. Юсуф, под другими, конечно, именами, повторялся, множился, тиражировался. Свердлин вежливо, но твердо отказывался от ролей-двойников. Он не желал унижать достоинство актерского искусства. А отвечал по телефону просто: «Спасибо, занят!» Очередной режиссер-копировщик разводил руками: чего, мол, ему надо, роль сама дается в руки, снимайся, как снимался, и дело с концом! Нет, такие соблазны Свердлина не прельщали. ‹…›

Еще более сложные отношения у актера с таким его героем, как командир-конник из шахтеров Чубенко. Актер пытливо изучал довольно далекий от него человеческий тип, долго вживался в него, делал постепенно своими его повадки. С «физическим» приходило и «психологическое». Надо было по-чубенковски привычно, лихо сидеть в седле, чтобы понять кое-что в жизнеощущении этого человека, надо было научиться говорить по-украински так, как он, чтобы ощутить себя сыном Украины.

И вот Лев Свердлин стал постепенно не только исполнителем, но и соавтором роли. Был на съемках такой случай, весьма характерный для драматургической инициативы Свердлина. Несколько конников во главе с Чубенко—Свердлиным, ворвавшись в село, освобожденное от гайдамаков, вбегали в крайнюю хату. «Видим, висит люлька, — писал Свердлин. — Она висела как украшение. Я сказал режиссеру:

— Было бы хорошо застать забытого ребенка в этой люльке. И чтобы вся сцена задания, которое я даю отрядам, шла через этого плачущего ребенка, которого я укачиваю».

В самом деле, это было бы хорошо, помогло бы актеру еще тоньше проникнуть в шахтерско-крестьянскую, добрую душу Чубенко. Подробность, придуманная Свердлиным, в картину, к сожалению, не вошла, но она характерна для мышления актера, всегда творчески обогащавшего порученную ему роль. ‹…›

Надо было очень любить не себя в искусстве, а само актерское искусство, очень верить в его необходимость людям, чтобы отдаваться творчеству так безраздельно, несуетно, вдохновенно. Он изучал и досконально знал, как его герои, какой бы национальности они ни были, ведут себя в различных обстоятельствах, как поют песни, развлекаются, а главное, как выражают чувство человеческой общности. Здесь — лейтмотив Свердлина, если можно говорить об актерском лейтмотиве. Перевоплощение в людей всех широт и долгот было каждый раз как бы актерской диссертацией по человековедению.

Он был влюблен в человеческие таланты, в сердечность общения, в мужество и верность. И все это просвечивает в его искусстве.

Варшавский Я. О любви к актеру // Советский экран. 1981. № 20. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera