Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Никогда не произносил он «пауза» громко
Ольга Гзовская о работе Протазанова на съемочной площадке

Режиссер Протазанов, всегда собранный, энергичный, не знавший усталости, руководил съемкой, как большой художник. ‹…›

Протазанов очень тонко чувствовал выразительность глаз. Только он один из всех режиссеров умел в то время в выражении глаз актера уловить переход к следующему внутреннему состоянию, чувствуя нужную продолжительность взгляда.

Его знаменитые сигналы во время репетиций: «пауза... вглядывается... вглядывается... пауза... вспомнила... пауза... пауза... пауза... опустила веки»... или «вглядывается больше... пауза... увидала... отвела глаза...» — не были подсказыванием или диктовкой того, что должны выполнять актриса или актер. Они происходили из абсолютного слияния с внутренней жизнью актера.

Это «пауза, пауза...» произносилось всегда по-разному, в зависимости от того чувства, от той задачи, которыми жил персонаж. Никогда не произносил он «пауза» громко, ибо этот чуткий режиссер, так любивший актера, хорошо понимал, что глаза — это зеркало души, чувство идет через глаза и что чувство нечто тонкое, интимное, к нему надо подходить осторожно, его легко спугнуть. ‹…›

Протазанов много и подробно расспрашивал нас о работе в театре, о методе Станиславского, и мне казалось, что он брал от нас все то, что могло обогатить его как режиссера. ‹…›

Этого я не ощущала, работая с другими режиссерами кинематографа, которые часто, увлекаясь какой-нибудь сценой, чрезмерно расширяют ее и разрушают таким образом ритм всего эпизода. В пример того, как Протазанов бережно относился к работе актера, я приведу один случай из работы над картиной «Не надо крови». Содержание сцены таково.

Мать студента-революционера рассказывает любимой им девушке о том, как погиб ее сын. Во время обыска и ареста он бежал от жандармов. Они нагнали его и убили. Конечно, эта сцена погони и убийства показывалась на экране. Старушка держит в руках студенческую тужурку сына, это все, что у нее осталось. И старушка, и девушка плачут. Артистка МХТ Павлова и я сидели на маленьком диванчике, ножки его были недостаточно высоки, и их поставили на кирпичи, но не рассчитали, что на краю диванчика будет сидеть не один, а два человека. И вот во время репетиции сцены ножки диванчика начали медленно сползать, чего мы сразу не почувствовали. Сцена была много раз прорепетирована. Мы хорошо знали все, что делали, хорошо вжились в происходящее. Сцена требовала большого внутреннего напряжения: обе мы плакали настоящими слезами. Надо было «играть» очень правдиво, чтобы не получилось мелодрамы. В этот день мы начали съемку в восемь утра и сняли в течение дня пять сцен. Был уже час ночи, и вдруг — этот досадный недосмотр с кирпичами, который чуть не погубил всю съемку!

К счастью мы, актеры, не заметили надвигающейся катастрофы. Увлеченные сценой, мы очень удивились в конце съемки, когда вдруг услыхали слова Протазанова, которые шли не от съемочного аппарата — обычного места режиссера, — а откуда-то снизу, сбоку, с пола: «Спасибо, хорошо!» Оказалось, Протазанов, чтобы не сорвать нашего творческого состояния, подполз на четвереньках к нашему диванчику и продержал ножку его до тех пор, пока мы не закончили сцену.

Протазанов очень редко менял людей, с которыми работал. Он подбирал себе коллектив надолго. Актеры, оператор, художники, помреж, гример всегда представляли собой спаянный коллектив. ‹…›

Протазанов хорошо умел угадывать настроение актера и правильно использовать состояние высокого творческого подъема у исполнителя. Поэтому в павильоне всегда было построено про запас больше декораций, чем значилось по плану съемочного дня.

Очень характерен в этом отношении для режиссерского чутья Протазанова случай, происшедший во время съемки картины «Панна Мэри» по роману Тетмайера.

Отсняв сцены, которые были назначены на этот день, Яков Александрович предложил мне сделать еще одну сольную сцену, с которой мы должны были начать работу следующего дня. Был уже поздний час, но я чувствовала, что режиссер прав, надо сделать ее сегодня, а то пройдет ночь, и может остыть то, что естественно накопилось от работы целого дня; можно потерять этот внутренний ритм, который я называла «монтажом души». Я так хорошо была подготовлена, столько было нажито, что именно сегодня, именно сейчас надо было снимать сцену. Эпизод был сложный: в нем панна Мэри, обладательница огромного состояния, независимая, властная девушка, которой все поклонялись, теряет любовь молодого музыканта-композитора. Он беден и свое будущее хочет завоевать своим талантом, без помощи денег. Она же не может отказаться от богатства. Золото стало между ними. Ее жизнь разбита... Побороть своего чувства любви она не в состоянии и... лишается рассудка. Больная, одинокая, она ночью в припадке безумия в своем замке перебирает драгоценности... украшает ими себя. От болезни, от перенесенного потрясения она уже утратила молодость: седые пряди видны в ее локонах. Сцена очень напоминает эпизод из «Скупого рыцаря», когда барон спускается в подвал замка.

Хотя эта сцена и не планировалась Протазановым для съемки в этот день, режиссер был к ней совершенно подготовлен, и сложная съемка прошла легко и быстро.

‹…›

Гзовская О. Режиссер — друг актера // Гзовская О. Пути и перепутья. М.: Всероссийское театральное общество, 1976.

 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera