Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Идиллия как прием
О новых темах в «Завтра, третьего апреля...»

Сценарий фильма написал В. Валуцкий, ставший вскоре постоянным автором Масленникова, по циклу школьных рассказов И. Зверева.

Действие фильма происходило весной 1969 года. «Не слишком ли похожа она на идиллию?» — беспокоилась критик Т Хлоплянкина1. И вправду похожа… А главная идиллия царила в школе, где происходило действие фильма. Дети все чистенькие, нарядные, здоровые, а главное — с «духовностью» у них порядок: исполняют отрывок из Шестой симфонии Гайдна, цитируют Есенина, сами пишут стихи. Художник Тютькин (по классному журналу — Орлов) превосходно рисует... «Я им о механической работе по программе, — жалуется учительница Адочка, — а они меня уже про ядерную физику спрашивают». Правда, есть в школе и педагог-догматик, пожилая Людмила Петровна, но она Адочке ничуть не мешает и даже пробует, без особого успеха, перенять у нее прогрессивные методы преподавания. Вроде и вправду все проблемы школьного фильма шестидесятых годов благополучно разрешены. Ребята не скучают, как в фильме «Друг мой Колька». Их время плотно утрамбовано. А как просто и легко разрешаются трудные проблемы фильма «А если это любовь?». «Представьте себе, Гаврикова самовольно пересела на парту к Фонареву», — тревожится старенькая Людмила Петровна. А Адочке все нипочем: «Решайте сами, кому с кем сидеть».

Но «беспроблемность» фильма была определенно заявленным авторским приемом. Сценарист и режиссер предложили зрителю условно считать все старые проблемы уже решенными, чтобы указать на наличие проблем новых. Второго апреля они задумались о проблемах третьего апреля.

Сегодня интересно, как представляли себе авторы фильма свои завтрашние заботы. По большинству пунктов они не ошиблись. Вот попробовали в 6-б классе со счетно-вычислительной машиной решить вопрос, кому с кем сидеть. Не вышло. И в самом деле, не оправдались наши надежды разобраться в сложности личного порядка с помощью электроники. Осталась вечная проблема реалистического искусства, «художник Тютькин» рисует все как есть и получает в награду одни оплеухи. Весенний Ленинград фильма очень привлекателен, но ведь увиден он с ходу, с бегу, с лёту через окно автобуса, в котором ребят везут на очередную экскурсию, с мотоцикла физика Славы, на котором носится по городу Адочка. В скольких фильмах семидесятых годов зазвучит призыв: «Давайте задержимся на минутку! Задумаемся! Поглядим окрест».

Количество и острота проблем движутся по нарастающей. Самая главная и самая острая обозначается лишь к концу фильма. Ее можно было бы назвать проблемой размытости несомненных, казалось бы, нравственных ценностей (когда, в какой именно момент добро оборачивается злом?), особенно в сознании несформировавшихся юных душ, еще лишенных твердых ориентиров разума и доброты. Вот решили ребята 6-б второго апреля говорить одну только правду. И что получилось? Сами все переругались. Ни за что обидели старенькую учительницу. Герои школьного фильма начала шестидесятых годов несомненно довольствовались бы одной только правдой. Обозначенная проблема начала заявлять о себе уже в шестидесятые годы, но ее еще предстояло вывести из условной идилличной школы «Третьего апреля» в реальную действительность. Это произойдет только в восьмидесятых. Какое прекрасное чувство коллективизм! А как легко превращается в групповой эгоизм, в необузданную жестокость толпы (смотри «Чучело») Как возвышенна безоглядная, преданная любовь! А оборачивается опять же жестокой безответственностью (смотрите «Милый, дорогой, любимый, единственный…» А какое чудовищное воплощение приобретает ненависть к социальному злу у юного Плюмбума!

Так шагом вперед или назад было «Завтра, третьего апреля» в творчестве И. Масленникова? (Надо, конечно, учитывать жанровые различия его фильмов — первый был реалистической зарисовкой характера, второй — притчей, «параболой»); Но если «Личная жизнь Кузяева Валентина» воспринималась под знаком фильма остропроблемного, то «Третьего апреля» — скорее приятного. Значит — назад? Но ведь проблемы, поднятые в этом «идилличном» фильме, были и новы, и остры. К тому же «Завтра, третьего апреля» был весьма важен для режиссерского самоопределения И. Масленникова, для становления его почерка. «В наблюдениях своих, в деталях, в подробностях школьного быта фильм гораздо умнее и интереснее, чем те педагогические ориентиры, к которым нас обращает финал. Оттого так и тянет без конца пересказывать эту картину», — заметила Т. Хлоплянкина. Г. Кремлев писал о постановщиках «Личной жизни Кузяева Валентина»: «Словно мудрые химики-технологи, они приготовили такой насыщенный раствор сатиры и юмора, что погрузи в него не только несущие конструктивные части, сюжетные узлы и связки, но и любую мелочишку, она обрастает сверкающими кристаллами».

Внимание к деталям повседневного существования, умение превращать «мелочишки» в «кристаллы» стало обозначаться как своеобразная черта режиссуры Масленникова. Как это ни странно, о потребности во внимательной к подробностям, «медленной» режиссуры И. Масленников сумел заявить в таком насыщенном действием и «быстром» фильме, как «Завтра, третьего апреля».

О чем еще заявил Масленников в двух своих первых фильмах? Например, о том, что он не принадлежит к режиссерам сурового стиля. Не каждый, особенно в юном возрасте, в состоянии усвоить правду в ее истинном, неприглашенном обличье. Первые уроки правды и справедливости легче доходят в волнующе ярких формах массового зрелища, в фильмах, где царят оптимизм и романтика, где герои безудержно смелы и ослепительно красивы. Не застрять бы только на этом уровне… 

Кузнецова В. Игорь Масленников // Фильмы. Судьбы. Голоса. Ленинградский экран: Сб. материалов. Л.: Искусство, 1990.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera