Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Постановление Художественного совета
по материалу картины «Весна»

Показанный Художественному Совету материал картины «Весна», составляющий до семидесяти пяти процентов всей картины, является порочным как с идейной, так и с художественной точки зрения.

Сценарий картины, в свете последних решений ЦК ВКП(б) по искусству, может послужить ярким примером безыдейности, аполитичности. Утверждение этого сценария к производству без должной критики является серьезной ошибкой как Художественного совета, так и Министерства кинематографии.

В показанном материале пороки сценария значительно усугубились в результате режиссерской трактовки и выявились еще ярче. Крупнейшим пороком материала является низкопоклонство перед западом, рабское подражание американским буржуазным кинообразцам, слепое некритическое перенесение на советскую почву образов, ситуаций, поведения, трюков и даже внешней обстановки американских картин, в результате чего получается фальшивое изображение советского общества.

В материале показаны три области советской жизни: наука, кино и театр. Все эти три области изображены в картине фальшиво.

В качестве главного героя картины фигурирует ученая Никитина (актриса Л. П. Орлова), которая изображается в виде сознательной затворницы, отгородившейся каменной стеной от всех проявлений жизни, для чего у нее даже окна задвинуты шкафами и специальными ставнями, а лампы завернуты в пыльные тряпки. Это буржуазное представление об отрешенности ученого от жизни не имеет ничего общего с советским типом ученого.

Пробуждение к жизни «ученой затворницы» происходит на киностудии, где режиссер читает и демонстрирует ей специально подобранные высказывания классиков русской литературы о любви в виде своего рода любовного ревю с такими действующими лицами, как Пушкин, Глинка, Маяковский, Горький и так далее. В результате просмотра этого любовного ревю Никитина совершенно перерождается. Это не только нелепо по отношению к советской ученой, но, кроме того, опошляет образы великих деятелей русской культуры.

Вторым по занимаемому в материале месту работником научного института является сотрудник института Бубенцов — хам, пошляк, приспособленец и глубокий невежда. Этому зощенковскому персонажу не противопоставлен в среде работников научного института ни один настоящий советский человек.

Столь же фальшиво изображается в картине и быт советской киноиндустрии, которая представлена в виде стилизованной копии американских голливудских образцов. Основным содержанием жизни советского кинематографического фильма оказалась косметика: выщипывание бровей, исправление ресниц, обработка носа и кожи, наклеивание искусственных губ и тому подобное. Причем все это делается всерьез десятками специалистов при помощи великолепных и сложных машин. Никакого идейного, никакого конкретного содержания режиссер картины в деятельности киностудии не обнаружил. Все эпизоды киностудии могут быть без малейших изменений перенесены в любую американскую картину о нравах Голливуда. Между тем, именно эта пошлая американизированная среда, якобы изображающая советскую киноиндустрию, производит в ученой Никитиной полный душевный переворот, к которому авторы относятся сочувственно.

В точно таком же плане изображен и советский театр, списанный с американских образцов. Никакого советского, никакого идейного содержания авторы картины не нашли и в театре.

Ряд эпизодов картины звучит особенно фальшиво. Так, например, ученая Никитина, побывав на киностудии и влюбившись в режиссера, по мысли авторов, перерождается. Однако перерождение это трактуется как косметическая переработка лица, бровей, ресниц, губ, прически и тому подобного. Эта косметическая «революция» преподносится как положительный результат общения ученого-затворника с жизнью.

Опереточная актриса проходит пробу на роль советской ученой. На пробе она показывает монолог из «Орлеанской девы» Шиллера в цепях на фоне готического собора1. На основе этой достаточно нелепой пробы режиссер решает, что актриса может сыграть советскую ученую.

Неправдоподобно, опереточно выглядит также демонстрация научного опыта с получением «конденсированной солнечной энергии».

Неприятно подчеркнуты сексуальные кадры в эпизоде «лунное томление».

Операторская трактовка материала (оператор Ю. Екельчик) и особенно декорации (художник К. Ефимов) в полном соответствии с режиссерским замыслом грешат тем же неумеренным подражанием стилю американских картин, хотя профессиональное мастерство оператора стоит на очень высоком уровне.

Поскольку показанный материал составляет три четверти всей картины, причем в него не были включены некоторые наиболее фальшивые и идейно-порочные эпизоды, уже ранее осужденные Художественным советом киностудии «Мосфильма» (например: «вечеринка у академиков»; песенка «Микроб любви живет в крови»; чтение на киностудии книги любви и тому подобное), — Художественный совет Министерства кинематографии признает все направление, взятое в работе над картиной, идейно и художественно порочным, а снятый материал, в большей своей части, браком, несмотря на хорошую игру некоторых актеров (Раневская, Плятт, Орлова) и на отдельные остроумные реплики и комедийные трюки.

Учитывая настойчивое желание режиссера Александрова и руководства киностудии «Мосфильм» сделать попытку к исправлению картины путем переделки сценария и пересъемки ряда эпизодов, Художественный совет рекомендует:

1. Съемки картины «Весна» прекратить.

2. Предложить тов. Александрову, совместно с авторами сценария, представить проект сценарных переработок и новую режиссерскую экспликацию.

Окончательное суждение о возможности и целесообразности исправления картины может быть вынесено только после ознакомления с предложениями тов. Александрова.

Музей кино, ф. 46, oп. 2, ед. хр. 68.

  1. Фотокадр этой пробы воспроизведен в книге М. Кушнирова «Светлый путь, или Чарли и Спенсер» (М.: Терра — Книжный клуб, 1998).

Постановление Художественного совета Министерства кинематографии СССР по материалу картины «Весна» // Киноведческие записки. 2002. № 57. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera