Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Необычайные приключения солдата Ивана Чонкина
О планах Рязанова экранизировать Войновича

27.01.1988. Эльдар Рязанов заявляет Александру Камшалову о своем желании экранизировать роман Владимира Войновича «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Советская режиссура на собственном опыте начинает познавать законы мировой продюсерской системы

«Вместо „Бровкина“ ставим „Чонкина“», — споет Андрей Макаревич в 1989 году, уже зная, что русскому «Чонкину…» не быть. Вдвойне неприятно, что на конфуз проект обрекает не стальная оборона брюзгливых отставников, а чаемая и долгожданная диктатура закона.

Задолго до перестройки автор романа Владимир Войнович уступил права на экранизацию британской фирме Portobello Production, которая в 1988 году кажется Эльдару Рязанову незначительной помехой на пути к созданию национального шедевра с мировым звучанием. Срок договора истекает в ноябре 1988 года (с правом пролонгации!), а в феврале Рязанов предлагает владельцам копродукцию и встречает заинтересованность, но с оговорками о праве фирмы на утверждение исполнителей.

Не имея понятия о продюсерской системе вообще и нулевой привлекательности советских артистов для англоязычного рынка в частности, Рязанов повел дело со всей решительностью. Он добивается приезда Войновича в Россию по приглашению СК СССР, пробивает многочисленные публикации фрагментов романа с собственными предисловиями, запускается на «Мосфильме» под маскировочным названием «Ваня и Аня», звоном лауреатских значков отражает наскоки ветеранских организаций, выбирает натуру, шьет костюмы и утверждает исполнителей. Однако выясняется, что теснить юридически неграмотного советского монстра приятно и легко — неизвестная маленькая фирма-партнер считает наилучшим претендентом на роль Чонкина Михаила Барышникова. Барышников придерживается того же мнения. Рязанов простодушно заявит в печати, что дожидается окончания сроков договора автора с продюсером, которое развяжет ему руки. Однако привыкший к иным нормам ведения дел Войнович согласится продлить договор на неопределенный срок, а фирма выставит условия, на которые «Мосфильм» не пойдет. Предложенная русской стороной сумма в 100 000 долларов за права на роман англичан не устроит.

Конфликт обнаруживает полную нестыковку русских апологетов капитализма с самим капитализмом. Советский художник привык к аксиоматической прибыльности своих картин и к тому, что денежный вопрос — дело десятое. Право собственника ненавистно ему не меньше, чем власть Советов. Полвека перевернутого воспитания сделали рядового творца не либералом, как многим казалось, а стихийным анархистом-эгоцентриком. Пережив все тяготы свободного плавания, многие из них впоследствии перекрасятся назад в социалисты, требуя государственного содержания отрасли и сетуя на Голливуд.

Горелов Д. [О намерении Э. Рязанова экранизировать «Ивана Чонкина»] // Новейшая история отечественного кино. 1986–2000. Кино и контекст. Т. IV. СПб.: Сеанс, 2002.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera