Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Освобождение от маски
«Путевка в жизнь» и язык народной культуры

Похоже, что легенда о «безродности» «Путевки» была порождена во многом ревностью кинематографических собратьев: задачу, над решением которой мучились признанные всем миром мастера, без всяких усилий решил никому не ведомый дебютант. Не потому ли у нас так упорно старшее поколение отказывалось признать очевидным мастерство Экка — и это при том, что на Венецианском фестивале 1932 года он был признан самым талантливым режиссером, выдержав конкуренцию не только с Жюльеном Дювивье и Алессандро Блазетти, но и с Рене Клером и Александром Довженко. Экку выпало принять на себя первый удар, шокировав кинематографическую среду той эстетикой, которая победоносно утвердит себя в «Чапаеве» и «Юности Максима», когда к ней привыкнут. ‹…›

Призыв к обществу повернуться лицом к проблеме [беспризорности] становится метафорой, которую фильм блистательно разворачивает в целый игровой эпизод. «Лицо» как фигура речи оборачивается тут прекрасным и простым лицом Николая Баталова — воспитателя Сергеева.

И это лицо — улыбается.

По улыбке беспризорники узнают о своем непосредственном родстве с новым обществом.

Обратите внимание: герой Баталова воплощает некую социальную функцию. Но функция эта не только не безучастна, не произвольна по отношению к личности, так сказать, носителя, но напротив — сознательно и добровольно выбрана им, наполнена им от начала и до конца. И родство, общность между Сергеевым и беспризорниками в ходе сюжета усиливается, достигая к финалу высшей точки. ‹…›
Сергеев, как мы уже говорили, типажно схож с бепризорниками. И сходство здесь сюжетно значимое. Оно — свидетельство социального родства. Узнавание же есть освобождение от маски. Узнавание это, обнаружение родства, и играет Н. Баталов в Сергееве.

Обратимся к трюку с портсигаром. Отодвинувшись при первой встрече от разбушевавшихся беспризорников, Сергеев с грозным видом сует руку в карман, будто собираясь достать револьвер, который — и Сергеев отлично это знает — ожидают увидеть беспризорники. И чем ожидаемый эффект враждебней, тем выразительней появление портсигара. Раздача папирос и прикуривание с рядом чисто ритуальных жестов закрепляют обрядовый характер сцены. 

Марголит Е., Филимонов В. Происхождение героя. «Путевка в жизнь» и язык народной культуры // Киноведческие записки. 1991. № 12.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera