Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
Таймлайн
19242017
0 материалов
Автор: Николай Хренов
Поделиться
Концепция под сомнением
Об уроках картины

Структуру фильма «Доживем до понедельника» можно представить себе состоящей из нескольких слоев. Состав драматических событий, происходящих в одной из средних школ большого города за три дня — с четверга по субботу, образует первый слой фильма. Срыв урока английского языка учениками 9-го класса, заявление учителя об уходе с работы, классное сочинение, наконец, сожжение выполненных работ Генкой Шестопалом — вот те события, которые оставляют динамическую структуру картины. Именно эти события прежде всего обращают на себя внимание и вызывают, поддерживают интерес зрителя.

Следующий слой — это состав второстепенных событий, а также детали, персонажи, диалоги, сцены, которые необходимы авторам для того, чтобы придать основному составу событий задуманную направленность, определенность. Сюда можно отнести те эпизоды, которые прорисовывают биографию героев и их личные взаимоотношения. Это, например, линии взаимоотношений Мельникова с Натальей Сергеевной, диалоги Мельникова с матерью, атмосфера учительской и так далее.

Этот слой необходим еще и для того, чтобы эпизоды первого слоя с преобладанием драматического начала переходили в другое измерение — в лирику или в комедию (вспомните хотя бы шутки девятиклассника Сыромятникова на уроках и вымогательство «телефончика» преподавателем физкультуры). Такие переходы избавляют фильм от монотонности, свойственной многим картинам, выдержанным в одном жанровом и интонационном ключе.

Есть в фильме эпизоды, диалоги, детали, которые придают основному составу событий обобщение, социальный смысл и историческую перспективу. Такие эпизоды составляют еще один слой, их не так уж много в картине, но именно они образуют особый контекст, «подводное» течение фильма в восприятии зрителя. И от их расшифровки во многом зависит возможность правильного синтеза элементов фильма в восприятии зрителя. К таким эпизодам можно отнести вечернюю беседу Мельникова и Светланы Михайловны в школьном актовом зале, где до конца раскрывается различие в их духовном облике. Сюда же относится и диалог Мельникова с директором школы, и его монолог о «беспредельном терпении бумаги», и письмо родителя, вдохновляющегося старыми воспоминаниями, и встреча Мельникова со своим преуcпевшим в жизни учеником Борей Рудницким, и, наконец, урок Мельникова (рассказ о лейтенанте Шмидте).

Мы напомнили об этой внутренней структуре фильма, легко, впрочем, прощупываемой, потому что она помогает обнаружить недостаточность, произвольность, субъективизм в «однослойном» восприятии его критиками, ограничивающимися «выборочностью» мотивировок, которые они давали событиям, на самом деле составляющим целостную структуру фильма.

Урок преподавателя истории Ильи Семеновича в одной из статей оценивается так: «Довольно странно выглядит урок истории опытного педагога Мельникова. Вызванный юноша поверхностно рассказывает о лейтенанте Шмидте, участнике революционных событий, потому что в учебнике о нем написано только… пятнадцать строк. И тогда сам педагог начинает рассказывать о Шмидте. Но ведь здесь нарушение элементарных методических требований. Значит, на предыдущем уроке учитель ничего не объяснял, а только задал прочитать соответствующий параграф по учебнику, а на следующий день во время урока уже «искупает свою вину»…» (Д. Рузгене. — «Вечерние новости, Вильнюс)

И сразу блекнет пафос авторов фильма.

Но ведь фильм «Доживем до понедельника» не о методике преподавания истории в средней школе. Он о разных типах отношения, подхода к жизни, к нравственным ценностям, на которых формируется, воспитывается советский человек. Именно поэтому урок о лейтенанте Шмидте стал одним из центров картины. А пафос учителя был вызван отнюдь не незнанием ученика, а характером его ответа, тем тоном циничного барчонка, которым ученик говорил о Шмидте, одном из тех романтических «чудаков», коими, по слову Горького, украшается наша земля. Мельников хлопотал поэтому не столько о расширении объема знаний ученика, класса, сколько об их жизненной позиции, сдирая коросту обывательского цинизма, обнажая нерв высокого романтического понимания человека и его роли в мире.

Все это тем более важно оговорить, что, восприняв фильм как фильм специфически «школьный», трактующий специальные вопросы поведения и взаимоотношений учащих и учащихся, и доведя требования Д. Рузгене до крайности, можно, оказывается, вообще подвергнуть концепцию фильма сомнению. …

Хренов Н. Пресса о фильме // Искусство кино. 1969. № 9.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera