Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Памфлет — острый, хлесткий, злой
О пестроте ритма и многообразии приемов

Работа пока небольшого числа серьезных кинематографистов с их яркими и талантливыми произведениями свидетельствует не о случайности отдельных достижений. ‹…› Процесс этот заключается в том, что кино, углубляя тематику и стремясь к наибольшей социальной значимости этой тематики, вооружается методами, доводит киноязык до великолепной выразительности, не останавливаясь перед найденным, но продолжая свои разведки в область неисследованных возможностей киноязыка. ‹…›

Там и здесь «неожиданно» появляются все новые кадры «авангарда» советской кинематографии. «Авангард» наступает, все более теснит реакционную кинематографическую мысль, успешно отвоевывает зрителя у тех «делателей» кинофильм, которые до сих пор спокойно потакали дурному вкусу обывателя и стряпали халтурку. Наши неудачи, все эти вялые «Шиворот-навывороты» и «Капризы Екатерины», окончательно должны потерять базу дальнейшего произрастания. Победить должен наш «авангард».

Один из признанных вождей этого «авангарда» — В. Пудовкин, режиссер «Потомок Чингис-хана». ‹…›

В «Матери» — мудрой, психологической повести — Пудовкин рассказал о женщине темных рабочих окраин, понявшей правду революции.

В «Конце Санкт-Петербурга» — с лирическим пафосом необычайной силы, выхватив страницы недавнего прошлого (Россия довоенная, война, Февраль. Октябрь), Пудовкин раскрывает образ деревенского парня, прошедшего через эти события ‹…›.

И, наконец, «Потомок Чингис-хана». Памфлет — острый, хлесткий, злой, брошенный по адресу белых пришельцев, хозяйничающих в полуколониях, по адресу оккупантов, поспешивших наладить «связи» с туземным духовенством и знатью, чтобы успешнее осуществлять эксплуатацию угнетенной страны. У фильма иные цели, иной материал, чем в «Матери» и в «Конце Санкт-Петербурга». Но герой «Потомка» продолжает почти ту же «пудовкинскую» тему. Из дикаря-монгола вырастает вождь восставших, обрушивших свой удар на угнетателей. Из дикаря, лицо которого — сонное и загадочное — мгновенно озаряется улыбкой, когда он слышит слово — Москва.

Пудовкин умеет убеждать в большой значительности каждого своего образа, каждого события.  Он не боится преувеличенных сравнений, прямолинейной резкости их. Умирающий партизан сравнивается с заходящим солнцем. Солдат, расстреливающий доверчивого монгола, монтируется с грязью, которая густым потоком заполняет весь кадр. Ураган, завершающий фильму, — ураган революции. Он мчит комья, щепки, пыль; рушит деревья, вырывая их с корнем, люди летят кувырком. Ураган сметает всё, что хотя бы мельком могло напомнить об угнетателях… Из-за монголов, за действиями оккупантов и так далее нетрудно разглядеть типичные черты порабощенного и пробуждающегося Востока. Когда раненого монгола оперируют и он лежит, как труп, весь в бинтах и со следами застывшей крови на лице, зритель почти физически ощущает боль. Эта издевательская операция невольно воспринимается символически. Оперируют не монгола, оперируют страну — она лежит забинтованная, как труп, со следами крови. Так на конкретном материале, доведенном до натуралистической остроты, Пудовкин достигает широких обобщений, почти всегда избегая тенденциозной упрощенности характеристик.

Людям, как и событиям фильмы, веришь, несмотря на то, что Пудовкин прибегает к нарочито дерзким и смелым положениям. Он заставляет возмущенного монгола броситься на поработителей, буквально разнести весь дом, разбросать всех людей с легкостью былинного героя или… героя американского детектива.

Наиболее ощутимый недостаток фильмы — неудачная композиция вещи. Нестройность сценария, очень мешающая фильме, усугубляется многообразием приемов, пестротой ритма. Строгая сдержанность, типичная для Пудовкина в предыдущих работах, не характерна для «Потомка». Здесь у него есть также и «спорные» вещи, спорные не потому, что новые, а потому, что грубоватые, иной раз художественно упрощенные. Так, неудачен эпизод «в 1920 году», в котором проявлен поверхностный схематизм. Эта часть фильмы воспринимается лишь как необходимый переход к дальнейшему повествованию. Слабые места невольно фиксируются в памяти, потому что вся фильма сделана с большим темпераментом, неутомимыми кинематографическими поисками и замечательными находками.

Общественная и культурно-кинематографическая ценность «Потомка Чингис-хана» неоспорима. То обстоятельство, что она дает интересный этнографический материал, только умножает эту ценность, несмотря на то, что Пудовкин даже излишне увлекся этнографией.

Образ монгола — героя фильмы — отлично передан В. Инкижиновым. С большим мастерством — строго и умно — актер осуществляет режиссерский замысел.

Превосходная работа оператора А. Головни неразрывно спаяна с художественными задачами всей фильмы.

Ермолинский С. Потомок Чингис-хана // Правда. 1928. 5 декабря.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera