Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
А если это не любовь?
Сергей Юткевич о фильме

Я хочу высказать свою точку зрения на фильм «А если это любовь?», продиктованную совестью художника и любовью к постановщику картины.

Юлий Райзман — один из любимых мною мастеров, что можно сказать, законно «зарегистрировано» в моей книге «Контрапункт режиссера» и в моих статьях. Поэтому я могу разговаривать с ним как товарищ с товарищем, художник с художником, не боясь упреков в лицемерии и пытаясь искренне выяснить, почему я ушел после этой очень интересной с двойственным чувством — глубоко взволнованным и огорченным. Чувство творческой радости вызывает мастерство Ю. Райзмана, оператора А. Харитонова, работа актеров. Мы увидели талант постановщика в его действительном и полном раскрытии. Это одна из наиболее зрелых и ярких работ большого художника. <…>

Но почему же ваш покорный слуга — художник, друг Райзмана, а в данном случае — и обыкновенный зритель, вышел после просмотра этой картины с чувством огорчения?

Что же в этой картине настолько противоречиво, что вызвало во мне ощущение внутреннего протеста?

<…> когда я обращаюсь к образам главных героев, которых я должен полюбить и которым должен сочувствовать, я не принимаю данное авторами схематическое и традиционное противопоставление любящей пары всем окружающим — родителям, педагогам, сплетникам и мещанам. Но если и согласиться с тем, что единственной темой фильма является борьба молодых людей с окружающей их средой за свое право на любовь, то и тогда авторам сценария можно предъявить серьезные претензии. Мне кажется, что важнее и вернее было бы показать не столько предварительно заданные драматические положения, сколько сильные, глубокие и сложные характеры. <…>

Образы и характеры должны действовать и жить на экране, повинуясь своей обязательной внутренней логике, а не по заранее построенной схеме. <…>

Я не верю в силу чувств Ксени, сыгранной актрисой Ж. Прохоренко. И не по тому, как сыграна эта роль, а по тому, как она написана сценаристами И. Ольшанским и Н. Рудневой.

У меня возникает к этой девушке лишь чувство жалости. Мне кажется, что это образ эмоционально обедненный. Кроме пассивного страдания, она не находит в себе ничего, чтобы свою любовь защитить, бороться за нее или хотя бы пронести с достоинством. У нее нет характера.

Поэтому я не верю в исход истории любви, рассказанной на экране. Если бы фильм рассказал о горьком и сложном опыте этой разрушенной любви, я считал бы себя обогащенным. Но для этого нужно рассказать о настоящей любви. Предположим, что Ксеня так пассивна вначале, так не способна бороться за чувство, которое в ней возникло, потому что она еще ничего в нем не понимает. Но ведь и позднее она тоже не борется за эту любовь. Мне пишут на доске, что она отравилась. А потом показывают два кадра: прошла зима, пришла весна. А я хочу знать, почему эта любовь угасла, почему Ксеня не хочет встретиться со своим любимым? Что произошло?

Вот здесь, казалось бы, и должна была наступить эмоциональная кульминация драмы и полностью раскрыться характер героини. Но фильм останавливается там, где он должен был только начаться. У авторов сценария не хватило настоящей творческой смелости, чтобы рассказать нам о правде жизни, сложности характеров и глубине чувств.

Мне показалось, что авторы ушли от ответа на то, что должно было стать содержанием картины.

Мы знаем множество жестоких драм разбитой любви, происходящих в капиталистическом обществе. Там на пути к любви стоит огромное количество социальных, психологических, моральных и всяческих иных препятствий.

Но неужели в нашей жизни, в нашем советском обществе так активно действуют силы, восстающие против любви?! Да, еще существуют ханжи, возникают драмы, бытует этическая невоспитанность. Но в целом в обществе нашем, в среде нашей, в жизни нашей разве наблюдали вы случаи, когда сама любовь явилась бы фактором позорным или бросающим зловещую тень на морально-этический облик человека? <…>

Я не согласен и с тем, что в новых домах и кварталах, куда переезжают люди со своим скарбом, так уж безраздельно господствует строй старой дореволюционной психологии. Мне это кажется не правдивым, а заранее заданным, по правилам той «анти-схемы», которая выбрана авторами. Эту же «анти-схему» призваны иллюстрировать многие детали фильма. Это и атмосфера двора, где живет Ксеня, и невеселого веселья первомайского праздника. Они нужны авторам лишь как драматический контраст между одиночеством мальчика и девочки и шагающим мимо «обществом», которому, видите ли, нет дела до страданий молодых людей. Художественно это неправда.

С каким чувством вы уходите с фильма? Если вы уходите с чувством гнева против ханжества, тупости, грубости отдельных людей — руководителей школы, родителей и даже ребят— это хорошо! Но вы уходите не только с этим чувством! <…>

Вот этого мне и не хватило в картине «А если это любовь?» В ней ощущается гнев художников в борьбе против обывательщины и мещанства, но я не ощутил в ней поэзии жизни.

Юткевич С. А если это не любовь? // Советский экран. 1962. № 9.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera