Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Кино: Одна
Поделиться
Метод, который победил
О спорах вокруг фильма

Если «Златые горы» получили почти всеобщее признание, то «Одна» — фильм более скромный и непритязательный — расколола кинематографическую критику и творческих работников. Спор об этой картине был одним из самых интересных споров в советской кинематографии. Впрочем, иначе быть не могло. Так бывает всегда при появление переломных, ставящих знак нового этапа вещей.

«Одна» была ценна, может быть, как первая в советской кинематографии попытка показа человеческой психологии, показа внутренней человеческой борьбы. ‹…›

На старом этапе все было ясно, противопоставление было отчетливо. Пыли «Архаисты» и были «новаторы». Были мастера, не сумевшие вырваться из старых, дореволюционных проблем, из дореволюцконного отношения к ним, и были мастера, сумевшие строить новое отношение к действительности в новых, необычных для кинематографии формах Именно поэтому, между прочим, в кинематографии трудно было отделить формализм от попыток дать по-настоящему новое и отнюдь не формалистское отношение к искусству. Спор вокруг «Одной» путал карты. Картина не была новаторской, не была «левой», но одновременно с этим в ней были какие-то черты качественного отличия от «архаических» фильмов.

И неслучайно опор вокруг «Одной» при более высокой и принципиальной постановке вопроса стал бы спором о типическом и индивидуальном в советской кинематографии, о генерализации и о подробностях.

Дело было не в том, что «Одна» разрешала свою проблему, максимально сузив, максимально ограничив объем материала. Это ставило проблему выборов. И тем самым проблему типичности. Недаром картину упрекали в том, что героиня не похожа, не всеми своими чертами соответствует нормальному типу советской учительницы. Недаром картину упрекали п том, что она захватывает мало событий, не обрисовывает их целиком с исчерпывающей полнотой. Ее упрекали в том, что она мельчит тему, мельчит ее масштаб. Тут не было понимания того, что фильм ставил перед собой задачу анализом подробности дать, представление о целом участке действительности. Не было понятно и то, что картина, отрекаясь от экстенсивного метода широкого охвата событий, пыталась ставить свою проблему на глубоком исследовании только одного события, сделать это событие типичным.

Метод был интенсивен. И спор об «Одной» был спором о методе. Кстати, о методе, который победил.

Характерно, что «Одна» поставила актерскую проблему изображении человеческого характера. В этом фильме впервые после долгого перерыва появились сюжетная связность и герой, в ней появилась тема искусства, которую отрицал предыдущий этап, — тема человеческой судьбы. Здесь эта судьба стала основным содержанием картины. Человек перестал быть скрепкой для показа событий. Сюжет стал содержанием вещи из ее композиции. Оба эти понятия слились.

Все это было необычно и, при отсутствии внешнего новаторства, все же как новаторство ощущалось. ‹…›

Блейман М.  Человек в советском фильме // Советское кино. 1933.
 № 9.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera