Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Наследство Шумяцкого

Новым руководителем советской кинематографии стал профессиональный чекист С. С. Дукельский. Наследство, которое он получил от своего предшественника, оставляло, мягко говоря, желать лучшего. В своей докладной записке И. В. Сталину и В. М. Молотову, написанной месяц спустя после назначения на новую должность, Дукельский писал: «Генеральному секретарю ЦК ВКП(б) тов. Сталину И. В. Председателю Совнаркома Союза ССР тов. Молотову В. М. Представленный правительству Всесоюзным комитетом искусств и Главным управлением кинематографии план 1938 г., имея в виду основные директивы ЦК ВКП(б) и правительства, не соответствует задачам кинематографии.

1. По кинофикации. Директивой от 8-го декабря 1934 г. предусмотрено доведение количества киноустановок в 1937 г. до 70 тысяч. Между тем сеть киноустановок из года в год остается почти стабильной: по данным на 1 января 1938 г., имеется по Союзу 25 тысяч установок, в том числе до 16 тысяч немых. Кинофикация должна была проводиться по двум линиям: путем установки звуковой аппаратуры и установки переконструированной немой, с расчетом постепенного ее озвучания в дальнейшем. На деле же с 1935 г. по указанию врага народа Шумяцкого прекращено производство немой киноаппаратуры, что исключило возможность замены и амортизирующейся благодаря износу немой киносети. Это и привело к тому, что при огромных капиталовложениях на кинофикацию киносеть не росла, и директива ЦК ВКП(б) и правительства, таким образом, не выполнялась. Кроме того, вследствие совершенно неудовлетворительного снабжения немой киносети запасными частями, до одной трети установок бездействует, а более половины находится под угрозой нарушения нормальной деятельности. Запасные части к немой киноаппаратуре производятся заводами, не входящими в систему ГУКа и непосредственно не заинтересованными в производстве запасных частей. План 1938 г. не предусматривает достаточного производства запасных частей к немой аппаратуре. Не удовлетворяют наметки плана и в части установки звуковой аппаратуры. В общем итоге к 1 января 1939 г. изменение произойдет только за счет увеличения удельного веса озвученных установок: киносеть Советского Союза будет иметь 25500 установок, т. е. за год увеличится лишь на 2%, причем в целом городская сеть на 1-е января 1939 г. даже уменьшится. Таким образом, для реализации постановления правительства о 70 тыс. установок необходимо было бы разработать особый план специальных мероприятий, охватывающий ряд областей народного хозяйства СССР.

2. По прокату. Дело проката кинофильмов, как и дело кинофикации, распылено между многочисленными организациями, что привело уже к неудовлетворительному обслуживанию кинозрителя, неправильному распределению кинокартин по республикам, неправильному и небрежному использованию фильмофонда и т. д. Фонд картин из года в год сокращается. По сравнению с 1936 г. снижение составляет 30%. Состояние фильмофонда, в частности, характеризуется следующим: фонд полнометражных картин на 1.01.1937 составлял лишь 450 названий, в том числе более 300 немых. Отсутствие мероприятий, способствующих сохранности фильмофонда, приводит к тому, что ежегодно производится изъятие копий в количестве, значительно превышающем нормальный износ. Техническая годность звуковых копий картин определяется в 80%, а немых 60%. Фильм в среднем используется лишь 10 дней в месяц. Более половины киносети Союза не входит в систему кинотрестов и из плана фактически выпала. Накопления этой части сети не учтены и не привлекаются в деле дальнейшей кинофикации страны. Между тем, по данным Наркомфина СССР, выручка нетрестированной сети за вычетом налога и прокатных отчислений составила в 1937 г. 66 млн руб. Вообще же, вследствие недочетов организационного порядка, планирование по киносети и прокату является неполноценным, не охватывающим ряда моментов (прокатные тарифы, входные цены, нормы оплаты труда и киносети и пр.). Планом 1938 г. сохраняется система проката картин, при которой студии получают от кинофильмов 65% вала прокатных отчислений, вследствие чего нарушается стимул производства новых картин: Арменкино, например, не являющееся исключением, за 3 года не произвело ни одной картины, оплачивая свои расходы отчислениями от проката картин прошлых лет. При существующей системе отношений и прокатные организации не заинтересованы в сохранении фильмофонда. Вопросы строительства новых и реконструкции старых кинотеатров, привлечение средств колхозов на эти цели, вопросы о кадрах киномехаников и их подготовке и пр., задачи строительства гаражей для автокинопередвижек не находят должного отражения в плане 1938 г. Таково положение кинопроката. (...) Учитывая, с одной стороны, что разрешение всех этих вопросов связано с деятельностью ряда наркоматов, и, с другой — отсутствием единого центра управления кинематографией, распыленной в различных организациях (см. записку 10.11.1938 № 11), прошу вынести специальное решение о разработке мероприятий по оздоровлению кинопромышленности и одновременно организационной перестройке системы управления кинематографии»[1].

Руководство страны пошло Дукельскому навстречу. Ему была дана санкция на проведение серьезной — очередной! — перестройки киноотрасли. Но на этот раза она началась, по крайней мере, в отношении ее организационного устройства — в верном направлении.

До 1938 г. прокат и показ были распылены между многочисленными государственными организациями. Республиканский прокат, то есть распределение картин по республикам, находился в руках республиканских киноорганизаций (они назывались, как уже было упомянуто, кинотрестами). Тем не менее, более половины советской киносети не входило в систему кинотрестов. Выручка этой части сети не учитывалась. А составляла она по тем временам немалую сумму (в 1937 г. — 66 млн руб.).

Отныне же доходы от проката выпущенной студиями кинопродукции стали поступать в один общий государственный карман, откуда деньги на производство новых фильмов распределялись руководством отрасли по его усмотрению. Готовый и разрешенный (непосредственно председателем кинокомитета) к выпуску фильм продавался студией «Союзкинопрокату» в соответствии с заключенным договором. Картина продавалась по сметной стоимости, утвержденной комитетом с 5-процентной надбавкой.

В 1938 г. были введены новые правила кинопроката, которые предусматривали обязательную регистрацию всех киноустановок трестированной и нетрестированной (ведомственной, клубной и пр.) сетей. Незарегистрированным установкам картины перестали отпускаться. Особое внимание в новых правилах уделялось вопросу взаимной ответственности кинотеатров и органов проката. Повышение этой ответственности предполагало продление жизни фильмокопии со 140 до 400 сеансов,

8 декабря 1938 г. вышло постановление СНК СССР «Об установлении на территории СССР единых тарифов за прокат кинокартин». Согласно этому документу за прокат звуковых картин кинотеатры должны были выплачивать 40% от своего чистого дохода, за прокат немых фильмов — 30%. Киноустановкам, работающим в системе профсоюзных домов отдыха, санаториев, клубов, устанавливалась дифференцированная шкала отчислений в зависимости от числа мест в кинозале[2].

В тот же день Совнарком СССР утвердил постановление «О ценах на билеты в кинотеатры и другие киноустановки». Этим постановлением цены на билеты устанавливались в зависимости от качества оказываемых киноуслуг и разряда, присваиваемого той или иной киноточке. Все кинотеатры были разделены на 6 разрядов (первые четыре — звуковые кинотеатры разного уровня, пятый и шестой — звуковые и немые кинопередвижки соответственно). Цены на билеты располагались в следующем диапазоне:

Разряд кинотеатра Минимальная цена Максимальная цена

1-й                                     1 руб. 25 коп.          4 руб. 50 коп.

2-й                                     1 руб.                        3 руб. 50 коп.

3-й                                     1 руб.                        3 руб.

4-й                                     1 руб.                        2 руб. 50 коп.

5-й                                     1 руб.                        2 руб.

6-й                                     50 коп.                     90 коп.

Цены на детские киносеансы составляли: 50 коп. — в городах и 35 коп. — в деревне (для детей до 16 лет). Кроме этого, существовали скидки до 40% на хроникальные, документальные и научные фильмы. Союзным республикам давалось льготное право устанавливать цены на билеты с учетом местных условий.

Особое внимание в правилах проката уделялось сельской киносети. Сельский фонд кинокартин запрещалось использовать не по прямому назначению. Кроме этого, если раньше картины часто доходили до села в последнюю очередь, отныне должна была строго соблюдаться определенная очередность в использовании копий. Сельским передвижкам картины стали выдаваться на срок до 1 месяца. Для районов Крайнего Севера и других отдаленных пунктов этот срок можно было удлинить.

Что касается строительства новых кинотеатров, то в 1938 г. большинство руководителей трестов (местных организаций) смотрело на этот вопрос как на второстепенное дело, в результате чего планы не выполнялись, а качество строительных работ оставляло желать лучшего. По распоряжению Комитета по кинематографии кинотеатры с 1938 г. начали строиться по типовым проектам. Они должны были вписываться в архитектурный ансамбль ближайших улиц и площадей.

Иногда местные власти даже теряли чувство меры. В Киеве, например, был построен 7-этажный кинотеатр — для того чтобы не нарушать архитектурного ансамбля города. Такая же гигантомания наблюдалась в Баку. В Горьком также был проведен довольно интересный эксперимент: место для кинотеатра было отведено в жилом доме.

В это время строились в основном 2-зальные кинотеатры, поскольку они были наиболее экономичными. В 1931 г. начали появляться первые кинотеатры с установками для кондиционирования воздуха. Кроме этого, начали проводиться исследования, связанные с проблемой акустики в кинозалах, поскольку неприспособленность зрительного зала часто вела к искажению звука.

Новые правила проката, вышедшие в 1938 г., внесли ощутимые коррективы в репертуарную политику кинотеатров. Дело в том, что к этому времени «коммерческие» соображения руководителей киноустановок и прокатных органов привели к тому, что зритель большей частью был лишен возможности смотреть хронику, мультипликацию, научные и художественные короткометражные картины. Более того, сплошь и рядом местные органы «Союзкинопроката», преследуя коммерческие цели, выдавали в прокат неполносюжетные (с пропусками) картины, без цельной фонограммы, с неполным комплектом надписей, с нарушенной сохранностью изображения.

Новые же правила проката обязывали включать в репертуарное расписание вышеперечисленные виды кинокартин. Каждая киноустановка была отныне обязана демонстрировать короткометражную картину и хронику.

Во второй половине 1930-х гг. стало уделяться внимание детскому репертуару. До этого времени детские картины практически не выпускались, о чем свидетельствуют следующие цифры: 1930 г. — 7 картин, 1931 г. — 6 картин, 1932 г. — 10 картин, 1933 г. — 7 картин, 1934 г. — 10 картин, 1935 г. — 6 картин. Однако и после 1938 г. ситуация изменилась незначительно. Проблема детского репертуара продолжала существовать и в 1940-е, и в 1950-е гг.

В годы войны во время пребывания в кинотеатрах дети и подростки часто оставались без присмотра, хулиганили, воровали, спекулировали билетами. Многие дети пропускали занятия в школе. В связи с этим в 1943 г. были введены специальные правительственные меры, согласно которым запрещалась во все дни недели, кроме воскресений и праздников, индивидуальная продажа билетов в кино, театр и на другие зрелищные мероприятия детям в возрасте до 15 лет.

В дни учебных занятий допускалось посещение кинотеатров только в организованном порядке в сопровождении педагога или пионервожатого. Кинобилеты при этом распределялись централизованно по школам и предприятиям.

До 1938 г. повторная выдача кинокартины допускалась не раньше чем через 12 месяцев после того, как эта картина в последний раз демонстрировалась на данной киноустановке. В результате зрители должны были ждать новой встречи с полюбившимся фильмом целый год. В новых правилах проката этот пункт отсутствовал.

Любопытно, что особое место в репертуаре советских кинотеатров отводилось «фильмам рекламного характера», которые обязаны были принимать для показа в качества приложения в основной программе все кинотеатры. Кроме этого, государство уделяло внимание рекламе самих фильмов (сюда входили рекламные ролики, фотографии, альбомы, либретто, афиши, стенды, плакаты, а также печатная и радиореклама),

1930-е годы характеризуются ростом числа кинотеатров при одновременном падении частоты смены репертуара. Если в 1927 г. на неделю приходилось в среднем 31 название (из них 20 зарубежных), то в 1937-м — 11 названий (зарубежного ни одного). «Точечный» процесс сменился «линейным», то есть каждое название распространялось по всем кинотеатрам и держалось долго, так как зрителю почти не предоставлялось выбора — все смотрели все. При этом доля развлекательных, «коммерческих» лент в производстве и соответственно в прокате резко сократилась. К этому времени фильмами — лидерами проката стали «Ленин в Октябре» (1937), «Александр Невский» (1938), «Ленин в 1918 году» (1939).

В ходе 30-х подросли тиражи советских фильмов, выпускаемых в прокат. Вели в предыдущее десятилетие выходило в среднем около сорока копий картины (на большее число не хватало дорогой заграничной пленки), то к концу 1930-х, когда было налажено отечественное производство пленки и киноаппаратуры, тиражи копий некоторых «фильмов-идеологем» поднялись до 1000.

При всей скудности репертуара, кинотеатр 1930-1940-х гг. у рядового зрителя — в условиях дефицита всеобщих развлечений (кафе, танцплощадок, спортивных сооружений и т. д.) — пользовался большой популярностью. Помимо демонстрации художественной картины, он предлагал ему хронику, киножурнал, наконец, буфет, музыкальную программу[3]. Таким образом, кинотеатр был не просто местом демонстрации фильма, а являлся целым культурно-развлекательным комплексом.

С. С. Дукельский не успел завершить процесс очередной радикальной перестройки советской кинематографии. Летом 1939 г. он был заменен опытным руководителем — управляющим делами советского правительства Иваном Григорьевичем Большаковым, на плечи которого выпало руководство «важнейшим из искусств» в самые трудные и трагические для него годы.

Гращенкова И., Фомин В. Дукельский. Новая метла чисто метет? // Гращенкова И., Фомин В. История российской кинематографии. 1896-1940. М.: Канон Плюс, 2016. С. 560-565.

Примечания

  1. ^ РГАСПИ, ф. 82, он. 2, д. 959, л. 62-65.
  2. ^ Фомин В Советская кинематография. Летопись российского кино. Т. 2. — М.: Материк, 2006. С. 104-107, 201-202.
  3. ^ Иногда в кинотеатрах играли оркестры, которые по идеологическим причинам не могли проникнуть на эстраду. Например, оркестр Олега Лундстрема.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera