Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Поделиться
Человечность идеала

Лев Александрович был прежде всего порядочным человеком. Человек, который занимал высокие посты — он был и первым секретарем СК СССР, и кандидатом в члены ЦК КПСС, — мог вести себя по-разному. Лев Александрович в самых неблагоприятных ситуациях вел себя достойно. При нем Союз кинематографистов был все же островком культуры, а не только идеологии.

Некоторые упрекали Кулиджанова в том, что он недостаточно активно защищал интересы кинематографистов. У него было даже прозвище Спящий лев. Но очень просто осуждать ответственного человека, находясь в позиции без ответственности. Кулиджанов делал все, что было в его силах, он никого не предал. Могу свидетельствовать: Лев «просыпался» в нужный момент. Многие ему обязаны поддержкой и, может быть, заступничеством.

В его судьбе как режиссера есть горькое противоречие. Он был лириком по дарованию, а в силу своего статусе должен был снимать фильмы политической тематики. Но даже если вспомнить «Синюю тетрадь», в которой он предлагал свою вариацию на ленинскую тему, то она сделана без ложного пафоса, максимально человечной. Находясь в рамках мифологии, Кулиджанов пытался придать ей если не лирический, то психологический характер.

А если мы вспомним его лучшие фильмы «Дом, в котором я живу», «Когда деревья были большими», то убедимся, что у него был огромный запас гуманного отношения к людям и жизни. Из пекла войны он вынес не озлобленность, не искореженное восприятие мира, а человечность идеала, за который воевала страна. Этот идеал был тем, чем жил народ в надежде и вере, и не народа вина, что надежды были обмануты.

Мне кажется, что Кулиджанов очень многое не осуществил. Это трагедия, что он не снял то, что мог бы снять. Сейчас принят черно-белый взгляд на историю, не предполагающий многоцветья мира. Кулиджанов не был диссидентом. Но как ни поразительно при его положении, он не был художником «официального» искусства. Для меня важно, что он обратился к «Преступлению и наказанию», затрагивая самые мучительные вопросы современной души. Он не «осовременивал» классику, но он пытался вычитать у Достоевского ответы на вопросы о нашей ответственности за происходящее... В этом фильме много верно почувствованного, найденного и донесенного до зрителя. То, что сделал в фильме Иннокентий Смоктуновский, при всем гении актера было бы невозможно без гения режиссера.

Кулиджанов очень трудно переживал все происшедшее на V съезде СК СССР, когда мы с большевистской яростью опять навесили на конкретных людей противоречия целой эпохи. Но он ни разу не позволил себе публично шельмовать тех, кто пришел после него. То, что он думал, чувствовал, знали, наверное, только его близкие.

Имя Кулиджанова, безусловно, останется в истории нашего кино.

Клейман Н. Памяти Льва Кулиджанова // Литературная газета. 2002. № 7. 20-26 февраля. С. 9.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera